Маслодельня социопата (sociopat_dairy) wrote,
Маслодельня социопата
sociopat_dairy

Categories:

Давиди... Дави...

Я выбрался из ирландского бара только поздно вечером, когда стихли звуки облавы и сирены. Сюда они, впрочем, почти не долетали. Я перебрался из-за стойки в самый темный угол и там сидел. Видел, как в заведение зашли двое полицейских, перекинулись парой фраз с рыжим барменом и убрались восвояси. Все-таки я довольно далеко убежал от 76-й стрит. Теперь она войдет в полицейские отчеты, подумал я, а может ее впишут в учебники истории – на страницы о страшных разборках мафии. Видеокамеры стояли в моем доме повсюду. Так что теперь у них есть мой портрет и отпечатки пальцев. Моя поимка – только дело времени. Впрочем, я в таком состоянии, что и жить мне, похоже, осталось недели три. Эти приступы паники – подлинный кошмар. Они вытряхивают из тебя желание жить, словно банкиры и их подручные коллекторы долги из несчастного шопоголика-кредитомана. Я с тоской вспоминал времена, когда во мне была такая жажда жизни, что я готов был за нее всем глотки рвать. Теперь, после каждого наплыва беспричинной тоски и страха смерти, я думал – как бы умереть половчее, чтобы было не больно, но можно было разом оборвать все страдания. И при этом почему-то цеплялся за жизнь. Это труднообъяснимое состояние. Пожалуй, его может понять только тот, кто пережил такое. Психика твоя раздваивается. И личность делается крайне противоречивой. Как только просыпается желание жить – ты один человек, энергичный и действенный. Когда желание жить тебя покидает – совсем другой, неспособный на малейшее противодействие небытию, чтобы вырвать себя из него, помочь себе выплыть. Сейчас у меня было как раз такое состояние – умереть, только быстро. К тому же, я был изрядно пьян и плохо соображал.



В Большом яблоке у меня совсем мало знакомых, думал я. Дмитро Козак. Он уже сделал для меня больше чем кто бы то ни было. Сдаст меня теперь при первой же возможности я не оправдал его ожидания. Юра Закидон. После того, как я кончил Афгана, стало понятно, что Закидон открыл на меня сезон охоты. Копы. Виктор и его голубой напарник Фрэнк. Виктор мог бы помочь. Но не станет. Начнет колоть. Сверит отпечатки. Засадит за решетку. Даже хороший коп всегда остается копом. Кейт. Она показалась мне милой девушкой. Но я ее почти не знаю. Вряд ли она захочет помочь спивающемуся соотечественнику, страдающему расстройством нервной системы. Мне бы хорошего психоневролога. Он бы помог. Доктор. Попасть бы к доктору. Может, он что-то и придумал бы для меня. Нашел нелегально сильное лекарство. Но я не знал ни его адрес, ни телефон, ни даже имя.

Пойти и сдаться? Или застрелиться? По сути дела, в моем состоянии – это одно и то же. Так, размышляя, в сумерках я покинул ирландский паб – и поехал к Дмитро Козаку. Я ехал в пустом сабвее. В неосвещенном, грязном и заплеванном вагоне, разрисованном граффити, и вспоминал, какое красивое метро в Москве. Разительный контраст… Хлопнула дверь. Я повернул голову. По вагонам кто-то шел. Трое чернокожих. Я сжался на сиденье, опустил голову, сделал вид, что сплю. Но, ввалившись в мой вагон, они тут же направились ко мне. И принялись расталкивать меня – будить и беспокоить… Сердце снова заколотило быстрее. Проклятье! Ну что им всем неймется в этой гребаной стране?! Есть тут покой? Или только свобода? Свобода быть все время в непокое.



Я сунул руку за пазуху и вытащил пистолет. Показал беспокойным ниггерам. У двоих из них тоже оказались пушки. Затем третий деловито забрал у меня ствол, обыскал карманы, вытащил все деньги. С цепью и золотой печаткой тоже пришлось расстаться. Они даже джинсовую куртку у меня забрали. И, посмеиваясь, направились дальше, размахивая ею, как знаменем победителей.

- Суки! – крикнул я им вслед. Хорошо, что паспорт и водительские права оставили.

Теперь мне даже застрелиться было не из чего. Хоть из пальца стреляйся.

«А может, это Бог, - подумалось, - решил сберечь меня для каких-то важных дел, избавив от оружия, чтобы я не смог нанести себе непоправимый вред? Может, жизнь моя еще не закончена?!»

И не так уж я был неправ в своих предположениях. Высшее существо явно принимает участие в нашей судьбе. В ресторане Козака я мог столкнуться с кем угодно. Но первый, кого я увидел, Давиди – по кличке Дави. Я не раз видел его в обществе дяди Дато, и сердчишко поначалу екнуло. Но потом я вспомнил, что они не в самых лучших отношениях. К тому же, Дави довольно близко дружил с Диней. Я прошел и уселся напротив, благо он сидел один.

- Степан, - он узнал меня сразу, как будто мы расстались вчера.

- Ага, - сказал я. – Ну как дела, Дави?

- Да мои-то в порядке? А как твои?

- Честно? Собирался сегодня застрелиться. Но какие-то ниггеры отобрали у меня пистолет.

- Плохо, - искренне сказал Дави. – Могу я чем-то тебе помочь?..

- В смысле, одолжишь свой ствол, чтобы я мог пустить себе пулю в висок?

- Да нет же. Я правда хочу помочь…

Я смотрел на него и не верил.

- У меня, похоже, нервное расстройство, Дави, - сказал я наконец, - и панические атаки, и еще я пью, чтобы погасить их. Эта свободная страна, похоже, вконец меня доканала.

- Так давай выпьем, - Дави позвал официанта. И заказал водки. И закусок к ней. – Ты голодный? – спросил он.

- Вряд ли я смогу есть. Меня блевать потянет, - ответил я. Оглянулся на кабинет Дмитро Козака. – Хозяин заведения здесь? Не знаешь?!

- Нет, его нет, - ответил Дави. – Недавно уехал домой. Поздно уже…

- Вот и хорошо, вот и очень хорошо, - сказал я, подумав: значит, не донесет Закидону, что я здесь.

- Слушай, Степан, ты всегда был сильным мужиков. Я всегда думал – вот бы таким быть. Что с тобой случилось?! Нет безвыходных ситуаций.

- Безвыходных ситуаций нет. Есть плохой выход из них, - ответил я.

Мы выпили водки.

- Что ты делаешь в Штатах? – спросил я Дави.

- Да так, всего понемногу, кручусь как обычно, - замялся он, и я понял, что он, как и в России, вращается в каких-то темных кругах.

- Закидона знаешь?

- Конечно. Но мы с ним не при делах.

- А я был… при делах. Но сейчас, похоже, разбег.

- Понятно.

От Дави исходило приятное спокойствие и сила. Я чувствовал себя в его обществе комфортно. К тому же, он напоминал мне о России. И я вдруг ощутил, что такое ностальгия. Это острое щемящее чувство вот здесь, в районе солнечного сплетения, там внезапно сжимается комок мышц и боли, так что слезы выступают на глазах.

- Мне не повезло, Дави, - сказал я. – Я теперь засвечен. И меня все ищут. То, что ты со мной сидишь, и разговариваешь – это для тебя плохо. Я, пожалуй, пойду. – Я начал вставать, но он торопливо вскочил, опустил мне руку на плечо, усадил на место. – Стой, чудак-человек. Я же сказал, что помогу. Если грузин так говорит, это не пустые слова.

- Эх, Дави-Дави, ну чем ты можешь мне помочь?

- Ты же друг Дини. А друг Дини – мой друг. Расскажи мне все.

- Ну… - Я не знал с чего начать. – Если вкратце. Я поссорился с ирландцами, с Юрой Закидоном, и теперь они все меня ищут. Они, а еще полиция. У них есть мои отпечатки пальцев и фото. Так что мне осталось гулять на свободе недолго. Если раньше, конечно, меня не пристрелят.

- Плохо, - сказал Дави. – Но выход есть. Я бы на твоем месте двинул в Мексику.

- Что?! – насторожился я.

- В Мексику. Для тебя лучший вариант. – Он выпил рюмку, закусил соленым огурцом. – Я могу поспособствовать.

- У меня нет денег.

- Да я уже понял. Деньги не нужны. Я сам тебе денег дам. Я в полном порядке сейчас. А ты мне поможешь в другой раз. Ну как?

Мне показалось, что Бог смеется надо мной. Еще полчаса назад я был уверен, что нахожусь в эпицентре грозового фронта, и вдруг – забрезжил луч надежды.

- А это реально?



- Нелегально перейти границу?! Я уже трижды это делал. Люди, на которых я работаю, нанимают других людей, которые знают, как обойти все кордоны. Перейдешь без проблем. Если повезет, конечно. А я знаю – ты везучий.

- Я лузер, - возразил я, - но везучий, это точно.

Дави рассмеялся.

- Только в Америке можно быть везучим лузером.

Затем стал серьезен.

- Но без денег в Мексике делать нечего. Придется сходить несколько раз через границу туда-обратно. Раза три-четыре, не больше. Заработаешь себе на достойную жизнь где-нибудь в Акапулько. А потом, если захочешь, уедешь куда-нибудь еще… Земной шарик большой… И очень маленький…

«Понятно теперь, в чем подвох, - подумал я, - придется стать челноком-наркокурьером. Ну а, в принципе, что я теряю? У меня все равно нет других вариантов. Этот, по крайней мере, позволит мне еще какое-то время продержаться на плаву. Да и мексиканская граница далеко от штата Нью-Йорк, где я, наверное, уже в розыске, людей Закидона и чертовых ирландцев – там, на границе, у меня больше шансов выжить. Конечно, если попадешься с наркотой, сразу влетишь на срок. И никакой депортации. Но срок мне и так светит…»

- Я согласен, - сказал я.

- Рад это слышать, - ответил Дави.

- Ты прямо посланец небес, - я улыбнулся, - я уже думал – все, отлетался…

- После поблагодаришь, - Дави нравилось строить из себя благодетеля, хотя сам он через пустыню вряд ли ходил туда-обратно с риском для жизни. Грузины – вообще, благородная нация. Особенно, когда им это ничего не стоит, и есть возможность на своем благородстве неплохо заработать.



Мы вышли из ресторана, и я рухнул на припаркованный рядом автомобиль. Он тут же взвыл сигнализацией. Дави пришлось подхватить меня и вести, придерживая за плечо.

- Совсем набрался, Степан, - сказал он с улыбкой и легкой укоризной. – А ведь раньше ты пил совсем мало.

- Времена меняются, - ответил я. – Теперь я водкой завтракаю.

- Ничего, ты завяжешь, я в этом уверен…

Он посадил меня в свою машину, и мы поехали в мотель. По дороге я задремал. С трудом припоминаю, как Дави дотащил меня до кровати, где я проспал до самого рассвета.

А утром он разбудил меня и заставил идти в бассейн. У меня не было даже плавательных шорт, и я нырнул в белых труселях, сверкая голой задницей. По счастью, в такую рань в бассейне была только одна пухлая мадам. Но мы ей так не понравились своим подозрительным видом, что она поспешила ретироваться. После бассейна мне действительно стало лучше. Потом я принял контрастный душ. Вышел из номера. Дави не было видно. И я направился к управляющему мотелем. Мне удалось купить у него две банки пива «Бад», которые я с отвращением к самому себе поспешно вылакал, пока не видит гордый грузин.

- Как поедем на границу? – спросил я. – Полетим на самолете? У меня, вообще-то, документы есть.

- На машине, - ответил Дави. – Ты же никуда не спешишь?

- Нет. Совсем никуда не спешу. Я абсолютно свободен до второго пришествия.

- Ну, вот и отлично. Прокатимся по стране. Будем делать остановки по дороге. Мне кажется, тебе нужен отдых.

- Ты чертовски прав, Дави! - вскричал я.

- Насчет твоих нервных припадков. В Нэшвилле живет мой старинный друг. Он психоневролог. Из Союза. Зовут Гия. Думаю, он тебе поможет. А пока вот… - Благородный грузин открыл бардачок, и я увидел лежащую там бутылку виски. – Если хочешь, пей. Нервы – дело серьезное. Я же все понимаю.

- Дави! – я едва не прослезился. – Парень, ты знаешь, что я люблю тебя!

- Но-но, - он засмеялся. – В Америке тебя могут неправильно понять, если ты кому-то такое скажешь. Мне не надо любви. Достаточно уважения друга. – Он протянул руку, и я крепко-накрепко ее пожал… И тут же стал откручивать крышку бутылки виски. Односолодовое. Дрянь, конечно. Дави явно на мне экономил. Но все равно – сейчас он был мне самым близким человеком на всей Земле.

Начало:
1. http://sociopat-dairy.livejournal.com/92805.html
2. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93324.html
3. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93812.html
4. http://sociopat-dairy.livejournal.com/94904.html
5. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95169.html
6. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95437.html
7. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95591.html
8. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95888.html
9. http://sociopat-dairy.livejournal.com/96199.html
10. http://sociopat-dairy.livejournal.com/96639.html
11. http://sociopat-dairy.livejournal.com/97380.html
12. http://sociopat-dairy.livejournal.com/97574.html
13. http://sociopat-dairy.livejournal.com/98072.html
14. http://sociopat-dairy.livejournal.com/98452.html
15. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99143.html
16. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99608.html

Tags: Берега свободы, Давиди, Степан Калита
Subscribe

  • Катя

    Увидев Катю, я едва не расплакался. Не от нахлынувших чувств, а от того, в каком состоянии я ее нашел. Грязные спутанные волосы, давно не стиранная…

  • Дебош на борту

    Из аэропорта Кеннеди Боинг со мной и бандитами на борту вылетел около пяти часов вечера. Я сидел у окна. Лишний проводил меня до места. Дождался,…

  • Лишний

    Меня ожидало впереди множество неприятных сюрпризов. Но моя американская эпопея, тем не менее, неизбежно катилась к финалу. Я понимал, что либо…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 14 comments

  • Катя

    Увидев Катю, я едва не расплакался. Не от нахлынувших чувств, а от того, в каком состоянии я ее нашел. Грязные спутанные волосы, давно не стиранная…

  • Дебош на борту

    Из аэропорта Кеннеди Боинг со мной и бандитами на борту вылетел около пяти часов вечера. Я сидел у окна. Лишний проводил меня до места. Дождался,…

  • Лишний

    Меня ожидало впереди множество неприятных сюрпризов. Но моя американская эпопея, тем не менее, неизбежно катилась к финалу. Я понимал, что либо…