Маслодельня социопата (sociopat_dairy) wrote,
Маслодельня социопата
sociopat_dairy

Category:

Солидный поручитель

- Иосиф, - я позвонил адвокату, - скажите, сколько я всего должен денег?

- А вы, Степан, разве не знаете? – заюлил он.

- Назовите конкретную цифру.

- Четыреста шестьдесят тысяч. Но это с процентами. Выплачивать можно долго. Очень долго. Рассрочка на десять лет. Я договорился.



- А без процентов? Если я достану всю сумму сразу?

- Всю сразу?!.. – Хейфец помолчал. – Погодите, прикидываю. Без процентов, я думаю, выйдет четыреста десять тысяч. Да. Где-то так.

- Дом можно купить, - сказал я.

- Только в пригороде. И какой-нибудь захудалый. Зачем вам дом, Степан, мой друг? Вы же горожанин. Вы из Москвы. Не так ли? Большинство нью-йоркцев снимают квартиры всю жизнь. И счастливы.

- Ладно, я понял. Спасибо.

- И мой гонорар! – забеспокоился Иосиф. – Возьму с вас по-божески. Скажем, тридцать тысяч за все мои услуги, которые, как вы понимаете, стоят недешево, потому что не совсем законны. И ведь я же буду представлять вас в суде… А это, знаете ли…

- Знаю, я понял. Значит всего четыреста сорок тысяч.

- Ну да. Но мне гонорар заранее платить не нужно. Только половину. Остальную половину заплатите, когда мы точно будем знать, что вас не депортируют.

Какая удивительная щедрость с его стороны, подумал я насмешливо. Но вслух сказал:

- Я нашел человека, который еще кое-что продаст в России.

- Это замечательная новость. Вы очень обрадуете меня, если сразу погасите все долги. Солидные люди готовы подождать. Но на самом деле – они это очень не любят…

Когда я пообщался с Юрой, он долго смотрел на меня.

- Вот скажи мне, Калита, ты ведь вроде не дурак, не лох, так?

- Ну да.

- Так почему какой-то еврейский адвокатик так запросто дурит тебя?.. Нет никаких солидных людей. Есть он один. Ты хоть знаешь, где он живет?

- Нет. Но я знаю его номер.

- В башне, на Парк Авеню. У него четыре ванных, бассейн и терраса с охренительным видом. Стоит такая квартирка миллионов тридцать. Это потому, что у него много таких клиентов, как ты. Ты, наверное, думаешь – зато он будет защищать меня в суде. Я навел справки. Он частенько проигрывает. Так что за свои деньги ты даже не застрахован от депортации. Но я тебя понимаю. Ты, наверное, был в таком ауте, что бумажки подмахивал не глядя, лишь бы с кичи выбраться?



- Да, - сказал я удрученно.

- Нет, поручитель там есть. Какой-то банкир. Я так понимаю, они действуют, как кооператив «Добрые услуги», оставляя клиентов без единого цента. Ну что, выбирай. Будем трясти банкира? Или сразу – уберем адвоката?

- Мне надо подумать, - сказал я. Закидону хорошо было рассуждать, а у меня все мое дело было завязано на Иосифе Хейфеце. Если он внезапно исчезнет, кто знает – вдруг полиция решит проверить всех его клиентов. А как же чертов суд? Как я пойду на него без адвоката? Суда я боялся.

- Давай возьмем деньги у банкира – и отдадим их адвокату, - решил я.

- Четыреста сорок штук?! – Юра покачал головой. – Ты неправильно как-то мыслишь. Я, падлой буду, если он деньги получит, он с тебя не слезет. Начнет и дальше пытаться из тебя что-то вытянуть.

- А я скажу, что у меня больше ничего нет.

- Нет, так не пойдет. - возразил Закидон. – На дурость я не подписываюсь. Предлагаю тряхнуть твоего поручителя. А деньги Хейфецу не отдавать. Поделим их с братвой.

- Закидон, - я напрягся. – Такое ощущение, что ты мне не помогаешь, а у тебя свой интерес в этом деле.

- Ну а як же без интересу-то? Я тоже хочу свой скромный гешефт поиметь… Чем я хуже этого твоего еврейского адвокатишки.

- Ты сам подумай. Как мне это поможет, если поручитель исчезнет, а денег Хейфец не получит?

- А он сильно испужается, - сказал Юра. – И решит тебе помогать просто так. По доброте душевной. С евреями это случается. Приступ альтруизма по причине полных штанов говна.

Мне очень не нравилась эта затея, но спорить с Закидоном было бесполезно. И я решил – будь что будет. Пусть помогает, как умеет. В конце концов, он здесь главный. А я в этой игре - только пешка, которая в короли пока что даже и не метит.

- Ладно, - сказал я. – Давай сделаем, как ты считаешь нужным…

Через пару дней мы поехали в пригород Нью-Йорка на краденом фургоне. За рулем сидел Закидон. Я рядом. А в кузове - шесть бойцов. Все вооружены до зубов.

Банкир предпочитал жить в сельской местности. Территория его владений была в несколько акров. На них паслись коровы и лошади.

- Фермер, - уважительно сказал Закидон. – Это он так он налогов уходит. Можно было, конечно, похитить его дочурку. Она как раз созрела. Но шкура вышла замуж и укатила в Чикаго. Так что папка живет совсем один. Но с молодой женой.

- Откуда ты все это узнал? – удивился я.

- Разведка донесла.

Вдалеке виднелась большая белая усадьба с красной черепичной крышей. Фургон остановился. Мы вышли, бойцы посыпались из кузова.

- Если мне верно доложили, там у него охрана и собаки, - сказал Закидон. – Всех валить нам не с руки. Надеюсь, обойдется без лишнего шума. – Он двинулся в сторону реки. – Лучше зайти оттуда. Из дома нас не будет видно…

У ребят в руках были, в основном боевые гладкоствольные ружья и армейские винтовки. Ох, как мне это не понравилось… Несмотря на то, что Закидон сказал «поднимать шум нам не с руки», похоже, именно это он и собирался сделать. По его команде мы залегли в траву. Юра достал армейский бинокль и принялся обозревать окрестности. От операции он явно получал удовольствие.

- Так, пацаны, - сказал он. – Собаки на цепи. Один охранник сидит на крыльце. Второй, скорее всего, в доме. Шалый, сможешь подползти поближе – и снять его?

Шалый кивнул. И сразу пополз в сторону дома. Полз он весьма неумело. И ствол винтовки с оптикой то и дело выглядывал из травы, как антенна передатчика вражеского диверсанта.

- Не солдат, - Юра вздохнул. – Видишь, - обратился он ко мне, - с какими кадрами приходится иметь дело.

Охранник (это было видно и без бинокля) вскочил со стула, и, похоже, по рации начал вызывать подкрепление. Шалый, видимо, тоже это заметил. Он встал во весь рост и побежал к дому, стреляя на ходу.



- Вот дурак, ну-у, дурак, - протянул Юра. И скомандовал: «Вперед, вперед, вперед, пошли!». Мы тоже поднялись и побежали.

Тем временем, охранник (рядом с ним полетели щепка и куски краски от перил крыльца) присел на одно колено и несколько раз выстрелил из пистолета. Шалый упал, и больше антенны не было видно.

- Прибавили шагу, - заорал Закидон.

Мы пробежали мимо Шалого, даже не останавливаясь. Я успел заметить, что он слабо шевелит рукой по груди, где на белой футболке расплывалось темное пятно.

Охранник тем временем выпустил в нашу сторону несколько пуль, но впопыхах промазал (теперь отчетливо было видно – что в руке у него рация) и скрылся в доме.

- А с-суки! – заорал Закидон, подбегая, и принялся поливать дом очередями справа налево. По доскам забарабанило. Их пробивало насквозь.

Я тем временем подбежал вплотную, разбил окно, дернул чеку и забросил внутрь гранату. Успел упасть на землю. Бабахнуло, и меня осыпало стеклами.

Юра посмотрел на меня ошалело.

- Откуда дровишки?

- Да было у меня припасено. Парочка.

- Молодца, - одобрил Закидон: - Запасливый, как пчелка. Парни, - заорал он, - обходите дом. Там черный ход. Никому не дайте уйти. Двое побежали направо, трое налево. Мы с Закидоном остались у входа. Вскоре справа послышалась стрельба и отчаянные крики. Мы побежали туда.

Двое парней волокли за руки пожилого мужчину с седыми длинными усами. Бросили его на землю перед нами. Он сразу попытался встать, но Закидон ткнул ему стволом в плечо: «Сидеть», и тот остался стоять на коленях, глядя на нас с ненавистью.

- Охранника уложили, - сказал один из наших. – Тоже хотел через черный выход утечь.

- Где второй? – спросил Юра пленника.

- Нет никакого второго, - тот сплюнул. Русский - надо же, отметил я. Значит, меня «грабили» сплошные русские. И не только меня. За счет русских иммигрантов собирались поживиться наши же бывшие соотечественники. Вот клопы вонючие!

- Слышь, Бара, проверь погреб. Они наверняка там заховались.

Бара и еще один парень по кличке Сом вышибли дверь и ворвались в дом. Изнутри послышались звуки стрельбы. Вскоре появился Бара, Сом держался за левое плечо, его ранили.

- Там они были. Охранник и баба евойная. Обоих - в расход пустили.

- В расход? Ну и правильно!

Выдержка у «солидного поручителя» была железная. Узнав о смерти молодой жены, он только зубами скрипнул и спросил.

- Вы кто такие?!

- А что не видно? Мы – русская мафия, - Закидон захохотал. – Короче, дело к ночи. Ты нам бабла, задолжал, мил человек. С тебя четыреста пятьдесят штук. И разбег…

- А ты шутник. Думаешь, я такие бабки дома держу?

- А я все предусмотрел. Ты по телефону позвонишь управляющему - и скажешь, чтобы деньги перевели вот на этот счет, - Юра достал из кармана бумажку и сунул под нос «поручителя». – Сделаешь – будешь жить. Не сделаешь – пиздец тебе. Убьем.

- Сирена, - сказал Сом.

- Бля, - Закидон явно не ожидал, что полиция появится так скоро. – Айда к фургону, братва. И этого берите с собой.

Выкрутив «поручителю» руки за спиной, его заставили бежать впереди по полю. По дороге Бара сгреб в охапку раненого Шалого. Тот был без сознания.

В салон фургона пожилого пленника зашвырнули так, что он с грохотом приземлился на пол и охнул.

- Как они так быстро приехали? – пробормотал Закидон, поворачивая ключ в замке зажигания. Мы помчались по проселочной дороге, все быстрее, и быстрее, подпрыгивая на ухабах. В зеркало заднего вида я увидел, что полицейские машины остановились возле забора усадьбы, и из них посыпались люди в черной форме, похожие издалека на игрушечных солдатиков.

Проехав примерно милю, Закидон заглушил мотор, выскочил из машины, распахнул кузов.

- Так, уходить будем пешком. Фургон, наверняка, уже ждут на шоссе. Оружие скидывайте здесь. Этого берем с собой.

«Поручителя» несколько раз ударили в лицо. Он обмяк. Тогда его встряхнули, и заставили быстро идти в ногу со всеми. Вид у него был угрюмый и злой. Я подумал бы, что на его месте сильно испугался бы. Но он сохранял достоинство. Шалого несли за руки за ноги.

По дороге мы перелезли через сетчатый забор (Шалого безжалостно перекинули, как безвольную куклу) пересекли скоростное шоссе (машины с визгом тормозили) углубились в небольшую рощицу. И наконец, примерно через час, выбрались к первым городским постройкам.

- Странно, что они вертолет не прислали, - сказал Закидон.

- А может, прислали, да не туда, - буркнул Бара.

- Может… Ты у нас по машинам спец. Иди, ищи подходящую тачку, чтобы мы все влезли, - обратился Закидон к одному из парней.

Тот ушел и не возвращался часа два.

- Как там Шалый.

- Умер… - отозвался Сом.

Юра от злости стал колотить по стене дома и разбил кулаки в кровь. Его подопечные смотрели на своего предводителя не без страха.

- Ох, как я все это не люблю, - сказал Закидон. – Проверьте его карманы – чтобы там ничего на нас не указывало. И пусть тут остается.

Наконец фургон появился. На борту было написано: «Icecream» и нарисован большой рожок с мороженым.



- Все, что было, - сказал наш парень, выпрыгивая из-за руля. – Я и этот-то еле нашел.

- Ладно, сойдет. Ты давай, Шустрый, садись обратно за руль. Сам такое пригнал, сам и поведешь. А мы мороженое будем жрать в хвосте. Да, Калита? Любишь мороженое?

- Не очень.

- Чего так? А я люблю им водку закусывать…

«Ну и жизнь у меня, - мрачно подумал я, - и ради этого беспредела я сбежал из России?»

Начало:
1. http://sociopat-dairy.livejournal.com/92805.html
2. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93324.html
3. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93812.html
4. http://sociopat-dairy.livejournal.com/94904.html
5. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95169.html
6. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95437.html
7. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95591.html
8. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95888.html
9. http://sociopat-dairy.livejournal.com/96199.html
10. http://sociopat-dairy.livejournal.com/96639.html
11. http://sociopat-dairy.livejournal.com/97380.html

Tags: Берега свободы, Степан Калита
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 13 comments