Маслодельня социопата (sociopat_dairy) wrote,
Маслодельня социопата
sociopat_dairy

Category:

Юра Закидон

Я ожидал увидеть кого-нибудь действительно солидного, похожего на дядю Дато (был в моей жизни такой авторитетный человек – хитрющая змеюка), но за столом ВИП-зала сидела совсем другая компания. По центру стола - молодой парень по имени Юра Закидон. Так он представился. На пальцах у Юры были воровские татуировки в виде перстней. И парочка золотых печаток. Он сказал, чтобы я присаживался к «их дубкам». Рядом с Закидоном «у дубков» сидели Кеша Афган и Йося Еврей.

- А тебя как звать-величать? – спросил Юра.

- Степа Калита, - ответил я в тон, сходу придумав себе кликуху. Когда-то я увлекался историей, и «собирателя русских земель» дюже уважал. К тому же, «калита» - на старославянском «кошелек», такой псевдоним должен приносить удачу и финансовое благополучие, решил я.

- Корона не давит? – поинтересовался Юра. – С таким-то погонялом.

- Нет. Хорошо сидит.

Разговор начался странно.

- Разлей, - попросил Юра. И Афган принялся разливать водку, бахнув рюмку передо мной на стол, который они почему-то называли «дубками».

- Ты в Бога веруешь? – у Закидона был закидон на эту тему.



- Ну… - Помялся я. – Иногда.

- Это не ответ, - настаивал Юра.

- У меня с Богом сложные отношения. Верю, когда сильно прижмет. А когда все в порядке, что-то не очень.

- Это плохо, - расстроился Закидон. – В Бога надо веровать. Каждому. Тем более, здесь, в Америке. Где Ортодокс Чарч требуется наша помощь и поддержка.

- Ортодокс Чарч? – переспросил я.

- Так вашу православную церковь называют, - вмешался Йося Еврей.

Юра покосился на него недобро…

- Нашу, вашу, - проворчал он. – Кто обещал в ортодоксов креститься?

- Я пока не готов.

- Все только говоришь. Ладно, за сказанное! – Он поднял рюмку.

Мы, не чокаясь, опрокинули содержимое в себя.

- Давно из России? – спросил Юра.

- Месяца полтора.

- И уже успел в иммиграционной тюрьме посидеть, - заключил он. – Наслышан. Козак просветил. Ну, что я тебе скажу. Непруха. К нам обычно пацаны едут – быстро легализуются. Мы им фиктивный брак оформляем. Чаще всего с китаянками. Ты им бабла – они тебе американское гражданство. Законы в Юса, конечно, дурацкие. Прикинь, обыкновенным лохам визу не дают. А нашим пацанам под бонд – пожалуйста. Только все дороже и дороже приходится выкупать пацанов.

- Как это - под бонд?

- Ну, смотри, американское правительство не хочет, чтобы к ним всякая нищета из Совка перла… Поэтому придумали закон. За человека можно положить деньги на депозит. Гарантия того, что он здесь пробудет определенное время – и свалит, а не останется на анлигал. Он уезжает – деньги возвращаются вкладчику. Ну, мы эту фишку просекли, конечно. Нам что, в падлу корешам помочь свалить за бугор? Кладем деньги в банк – пацан приезжает. И остается. Деньги, конечно, отбивает потом. Это ж за него заплатили. Все законно. И все в наваре. А ты как приехал?

- По туристической визе.

- Легко дали?

- Да, в общем, легко.

- Повезло. А я уже было подумал – ты не фартовый. Ну, - он снова поднял рюмку. – За сказанное!..

Посиделки наши продолжались часа полтора. Юра заказывал все новые блюда. Но почти ничего не ел, все больше пил. Был он худым и поджарым. И от него исходило ощущение силы и уверенности в себе. Сразу становилось понятно, кто здесь главный, а кто на подхвате.

- Ты, вообще, по жизни кто? – спросил Юра, я заметил, что он сильно захмелел. – Фраер или жиган?

- Жиган, - ответил я, не задумываясь. Выбор был невелик.

- Молодец. – Юра встал, подошел, обнял меня неуклюже и поцеловал. – Чувствую, ты свой пацан. Будет с тебя толк. Этому фраеру хохлятскому уважуху надо бросить. Еврей, пойди, дай пару сотен зелени Козаку, пусть порадуется…. – А поехали к шмарам, - вдруг предложил Юра.

Я напрягся. Проституток я не любил. Но, с другой стороны, у меня давно уже не было женщины. И все же, энтузиазма я не чувствовал.

- Что-то не очень хочется, - замялся я.

- Ты чего, голубой что ли? – спросил Закидон. И по-моему, вопрос он задавал абсолютно серьезно.

- Нет, конечно. Женщин я люблю. Но проституток не очень.

- Это ты напрасно, но у каждого свои закидоны… - Юра засмеялся. – Ладно… - Он вынул из кармана ручку Tibaldi и написал на бумажке телефон. – Это мой сотовый. Я всегда на связи. Так… - Он опять полез в карман. Тебе подъемные нужны?

- Ну… - замялся я.

- Да не стесняйся, здесь все свои.

- Было бы неплохо.

Юра достал из кармана пачку плотно скрученных стодолларовых купюр на резинке.

- Лопатники не признаю, - сказал он. Отсчитал тысячу долларов – и всучил мне. – Отработаешь. Ты теперь на меня пашешь. Понял?

- Конечно, - ответил я, пряча деньги в карман.

- Ну ладно, все, поканали.

Закидон в сопровождении Йоси и Афгана вышел из ВИП-зала. Я следом за ними.

- Уходите? – кинулся им навстречу Дмитро.

- Да, нам пора. Ты деньги получил?

- Конечно. Премного благодарен.

- Ну ладно, будь… Пацан отличный… на первый взгляд, - Юра покосился на меня. И они вышли из ресторана. Уехали на черном джипе.

- Вижу все прошло удачно? – сказал Дмитро.

- Да, спасибо тебе, вроде, все в порядке.

- Ну дай-то бог.

Мы прошли в кабинет, где я снова переоделся в полицейскую форму. Попрощался с Козаком. И поехал покупать себе нормальную одежду. Если я собираюсь «работать» с этими ребятами, а я собирался, то форма мне вряд ли пригодится. Сами они были одеты скромно. Юра вообще носил шорты и майку «Я люблю Америку», словно какой-нибудь турист. На Афгане была армейская рубашка под камуфляж и брюки цвета хаки. Еврей был одет в черную рубашку и светлые джинсы. Я решил, что джинсы и темная рубашка – мне подойдут идеально. Прикупил еще джинсовую куртку. Хотел было взять кожаный пиджак, но он стоил триста с лишним долларов. И я решил, что не настолько богат, чтобы так разориться. Еще я взял черные мокасины. И приобрел наконец очень нужную вещь - мобильник. Все это время в Америке я обходился без него, и несколько раз пожалел, что его у меня нет...

Любопытство жгло нутро – что там с Леонардом? Сердечко екало при воспоминании о Кейт. И меня понесло к ней.



Днем в Южном Бронке было абсолютно спокойно. Район как район. Разве что чернокожих больше, чем где бы то ни было в Нью-Йорке. Я приехал туда на метро. Быстро нашел полицейское управление. Меня не хотели пропускать. Но Виктор оказался на месте. И вышел ко мне.

- Вот, - я вручил ему двадцатку.

- А это что? – он уставился на букет цветов, который я держал в правой руке. – Девушку себе нашел?

- Нет, это я хотел Кейт подарить.

- Чего-о?! – вдруг разозлился Виктор. – Ты чего, совсем офанарел? С чего это вдруг ты будешь дарить нашей Кейт этот веник?! Давай вали отсюда… Вали, я сказал. – Он принялся выталкивать меня наружу.

- Да погоди ты, я хотел узнать, не нашли мой паспорт?..

- Нет, ничего мы не нашли!

- А это...

- Вали, я сказал…

Я оказался на улице с букетом. Сплюнул с досады. И прикрепил его к дверям участка. Ну и ладно, подумал я, в этот раз не получилось, получится в следующий…

Закидону я позвонил на следующий день. Он подошел не сразу.

- Кто это? Ах, это ты… Ну все, приезжай давай на хазу. Пиши адрес. Дело есть... Это твой мобильный? Я записал…

Перед тем, как ехать к Закидону, я позвонил с мобильника Иосифу Хейфецу – хорошо, что запомнил его домашний номер. Он был на месте. На вопрос, как бы мне восстановить документы, адвокат беспечно ответил:

- А зачем тебе этим заниматься, Степан? Оставь сейчас эту затею. До суда. Пройдет суд, тогда и сделаешь. А пока не суйся никуда, где тебя могут задержать. Не выезжай из города, там могут проверить документы патрули. Просто сиди тихо. И скажи мне, пожалуйста, ты уже узнал, где взять двадцать тысяч? Понимаю, тебе сложно. Ты в затрудненных обстоятельствах. Но и ты пойми меня, на меня тоже давят.

- Я занимаюсь этим вопросом.

- А как? Как ты занимаешься, могу я узнать?

- Позвонил кое-кому в России. Мне пришлют деньги, - соврал я.

- Отлично, молодец, - одобрил Иосиф, - переслать деньги – это же дело нескольких часов.

- Там придется кое-что продать.

- Опять же – молодец. Зачем тебе какая-то недвижимость в стране, куда ты больше никогда не вернешься?

- А если суд решит меня депортировать?

- Что за пессимизм. Не надо думать о плохом. Мысли позитивно. Ты знаешь, что наши мысли часто материализуются. Если будешь мыслить позитивно, все сложится так, как надо. А будешь думать о плохом, плохое обязательно случится.

- Я в этом не уверен, Иосиф, но спасибо за совет.

- Пожалуйста. Еще встречаются адвокаты, ха-ха-ха, которые дают бесплатные советы. Правда, это здорово?

- Очень…

После разговора с Иосифом я погрустнел. Опять на меня давят с этими долгами. И эти двадцать тысяч – только первый взнос. А потом – выплачивать бешеные деньги за свою свободу. Угораздило же меня связаться с этими упырями. Жалко я раньше не знал Юру Закидона. Приехал бы под бонд, женился на китаянке, и легализовался, как делают все хитрожопые преступники.



«Хаза» Юрия находилась в Бэй Ридже, на 95 стрит, в четырехэтажном доме из красного кирпича. Спокойный район. К тому же, на берегу залива. Воздух здесь был пропитан морем. Когда я вышел из машины и вдохнул его, мне сразу стало спокойно и хорошо. Тревога ушла. Я понял, что все будет нормально.

Дверь подъезда была открыта нараспашку. Я сразу поднялся на третий этаж. И пожалел, что не позвонил снизу. Ведь стоял же возле звонков. Разумеется, наверху звонка не было. Пришлось стучать. Я боялся, что меня не услышат, потому что в квартире громко работал телевизор – его было слышно с лестницы через картонную дверь. Но на стук мне сразу открыл Афган.

- Здорово, - сказал он, - проходи.

Закидон сидел на диване напротив телевизора и смотрел бейсбол.

- Увлекаешься? – спросил я.

- Да ты знаешь, как в Америку приехал, сначала вообще не понимал. А теперь ни одной игры не пропускаю. Затягивает. Я хотел даже как-то одного бейсболиста пригласить к нам в ресторан. Ну там… поздравить с победой. Выпить вместе. Но он отказался. Гордый очень. Не ездит к поклонникам. Ну да ладно, я его простил. У него бросок знаешь какой…

На стенах квартиры висели иконы и здоровенное полотно в золоченой раме – Иисус тащит крест на голгофу. Причем, писал картину явно не профессионал – или кто-то специально старался придать полотну вид детского рисунка. Я в живописи разбираюсь, это «произведение искусства» было апофеозом пошлости. Потом выяснилось, что Юрий ее написал сам. Хорошо, что я не успел высказать свое мнение знатока, а то он непременно обиделся бы.

- Значит так, - Юрий подошел к сейфу, быстро набрал несколько цифр, отпер его и достал оттуда пистолет в кобуре, - это тебе. Надевай. И под куртку спрячь, чтобы было не очень заметно. Сейчас поедем на Брайтон-бич. Там одна бич не хочет нам отдавать кэш. А это, согласись, не порядок. Дело несложное, так что поедем вдвоем с тобой. Афган, а ты пока игру досмотри, расскажешь мне потом все в деталях… И чтобы не пропустил ничего… Кто бил, как отбил, куда улетело…

Начало:
1. http://sociopat-dairy.livejournal.com/92805.html
2. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93324.html
3. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93812.html
4. http://sociopat-dairy.livejournal.com/94904.html
5. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95169.html
6. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95437.html
7. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95591.html
8. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95888.html

Tags: Берега свободы, Степан Калита
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments