June 30th, 2014

Игра

Я не могу выносить рутину. Теряю смысл жизни. Ее аромат. Ноздри раздуваются по-прежнему – но я перестаю что-либо чувствовать. Нет интереса к жизни. Нет ощущения, что приятно холодит загривок опасность. Я возненавидел свою работу в типографии уже через несколько недель. Все эти бесконечные рулоны бумаги, сгружаемые с машин. Шваброй по серому линолеуму. И суешь в мешок обрезки – снова и снова. И даже Кейт стала меня раздражать. Она олицетворяла этот бесконечный бег по кругу. Бессмысленный и утомительный. Меня сжирала рутина. Поглощала безнадежность бытия.

И вот однажды я просто съехал от нее, перебрался в свой уголок. Затем бросил пить таблетки. Затем пошел вместо работы в магазин - и купил бутылку вина. Выпил ее в Центральном парке. И в ноздри мне дохнула свобода. Я позвонил на работу – и сказал, что не приду. Потом, пребывая в состоянии эйфории – пил, переходя из бара в бар. Курил траву с молодым парнишкой, и он рассказывал мне, что в казино можно выиграть целое состояние. Главное, удача.



И я взял, да и уехал из Нью-Йорка в Атлантик-Сити. Где моя жизнь внезапно сделалось одной большой черной дырой. Мне не хватало Кейт, мне так не хватало Кейт, но я не позволял себе даже думать о ней – она олицетворяла рутину, ужас одномоментного бытия, которым живет большинство обывателей. Мне недоставало опасности, но я не разрешал себе даже помыслить о таком. Хватит риска. И так моя жизнь похожа на дешевый кинофильм. Боевик, где в конце все погибли.

Помню, я застыл посреди улицы с бутылкой в бумажном пакете – пораженный внезапным осознанием, что сам все испортил. Не понимаю, думал я, как я оказался здесь. Опять без перспектив на будущее, без надежды, и без Кейт. Как я мог бросить ее, ведь мы говорили друг другу, что вместе навсегда, и я знал, что это правда, и что я нашел лучшую женщину в мире?! Я сделал еще глоток, и еще один – и сомнения улетучились. Мне было плохо. И одновременно хорошо от того, что мне плохо. Это состояние очень легко объяснить тому, кто пребывал когда-либо в депрессии и алкогольной эйфории. Достичь этого состояния легко, но оно быстро улетучивается, по мере того, как из крови выветривается алкоголь.

Однажды я даже позвонил ей. Номер я помнил наизусть. И помню до сих пор. Хотя он давно принадлежит другому человеку. Позвонил и молчал в трубку. А когда она спросила: «Степан, это ты?», отключился. Боялся что-нибудь сказать… Решил больше не звонить.
Collapse )