June 15th, 2014

Ким

В Мемфисе можно было проваляться на кровати в номере перед телевизором две недели, - ровно на такой срок у меня хватило денег, - а можно было заняться чем-нибудь интересным. Я решил ограбить какого-нибудь мелкого наркоторговца, чтобы разжиться деньгами. Обычно они выползали в сумерках. Мемфис – не Нью-Йорк, здесь нет такого явного социального расслоения по дистриктам – когда в одном живет элита, а в другом – нищие эмигранты на вэлфере и прочая мелкая шушера, не желающая работать.

В центре города, даунтауне, как его здесь называли, ловить было нечего. Поэтому на речном трамвае по Миссисипи я поехал в мидтаун. Но какой-то он тоже был весь цивилизованный. И вроде бы, полно афроамериканцев, даже больше, чем в Нью-Йорке, но все на редкость приличные. После того, как я увидел в местном кафе негра в желтой бабочке, шляпе и с торчащим из кармана пиджака желтым шелковым платочком – ну просто английский эстет, я понял, что ни за что не найду в этом городе наркоторговцев. А грабить простых граждан Мемфиса или туристов очень не хотелось. Все-таки - это очень разные вещи. Куда приятнее чувствовать себя робин-гудом, а не просто налетчиком с большой дороги.



Я уселся на скамейку на берегу реки и, тоскливо размышляя о тяготах жизни иммигранта, глядел на реку. На душе было тревожно. Тревога вообще не покидала меня все последнее время – с тех пор, как я полностью бросил пить и перешел на лечение таблетками. Наверное, думал я, они не очень помогают. Но я же мужик, должен справиться…

Рядом со мной на скамейку села девушка лет шестнадцати с бутылкой в бумажном пакете. Они хитро поглядела на меня. А я долго не мог оторвать взгляд от ее голых ног в шортах, загорелых коленок… Уставился на то, как она болтает в воздухе ступней с красным шлепанцем, как завороженный. Затем перевел взгляд на ее лицо, и пришел к выводу, что девица прелестна. И кого-то сильно осчастливит в ближайшем будущем. А может, наоборот, испортит парню жизнь, разбив ему сердце. От таких блондиночек с голыми коленками только и жди какой-нибудь подлянки. Они умеют предавать запросто. Просто переходя от мужчины к мужчине, как трофей победителя.

- Вы турист? – спросила она.

Я поначалу даже не понял, что прелестное создание обращается ко мне. Обернулся, но никого за собой не увидел. Это белокурую девчушку порядком насмешило. Она повторила, широко улыбаясь:

- Аre you tourist?

- Да, - ответил я. – Турист фром Рашша.

- А я из дома ушла, - просто сказала она, - решила начать самостоятельную жизнь.

- Родители достали? – спросил я.

- Yep. Они … – она употребила слово, которого я не знал.
Collapse )