June 7th, 2014

Смешные деньги

Мне заранее предложили за недописанный роман "Берега свободы" 50000 рублей и еще 30000 рублей за права на экранизацию.

Мне, честно говоря, эти суммы представляются крошечными.

Но, говорят, сейчас вообще никого толком не издают.

Я в сомнении - брать эти деньги, не брать? А вдруг я возьму аванс - и решу "Берега свободы" вообще не дописывать. А то кто-нибудь в Штатах посмотрит экранизацию (книжки они не читают) - да и решит меня хлопнуть за слишком длинный язык...

Ирландская кровь

Проснулся я поздно. В окна с отдернутыми шторами вовсю шпарило солнце. Пылающий четырехугольник лежал на постели, добрался до моего лица – и раскалил его докрасна. Со стоном я повернулся и наткнулся взглядом на нечесаные грязные волосы на соседней подушке. Из-под одеяла при этом торчала весьма изящная ножка в порванном чулке. Я с трудом припомнил, что это Джен – познакомились вчера при банальных обстоятельствах. Она спросила, не угощу ли я ее выпивкой, и я не без радости согласился. Джен показалась мне не красавицей, но милашкой. Я пошарил возле кровати, но водки на привычном месте не было. Протопал на кухню, распахнул холодильник. Бутылка была здесь, ждала меня…

Когда мне немного полегчало, и даже не немного - я словно вернулся с того света, я снова улегся в кровать и повернул к себе головку Джен. Да, не красавица. Но и не уродина, что вполне могло быть – алкоголь делает даже самых неприглядных женщин привлекательными. Она открыла красные глаза и хрипло проговорила:

- Step?.. What’s time is it now, darling?



Я припомнил, как ночью мы любились. Я был не на высоте. Все время задыхался, и член у меня падал, как будто не желал входить в эту пьяную американскую женщину чужих кровей, а желал только одного – отдохнуть. При этом я ругался на него матом по-русски, а Джен хохотала и говорил, что я «very sexy».

- Ай донт ноу, - сказал я.

- Do you have to drink something? My head is like a… - она сравнила свою голову то ли тепловозом, то ли с колоколом, то ли с пароходом. Как с моим отвратительным английским мне удалось очаровать эту девушку, не представляю. Скорее всего, ей было все равно, насколько хорошо я изъясняюсь на языке Шекспира и Байрона. Она говорила, что ей понравился мой русский акцент, что он очень «брутал». А мне просто нужно было притащить кого-нибудь домой, чтобы не оставаться одному – одному было страшно.

Я приволок ей бутылку. По тому, как она допивала водку, я понял, что Джен – существо падшее, и Alcoholics Anonymous, или AA, как их кратко звали, давно ждут ее в своих сплоченных, но неустойчивых, рядах. Припомнилось, как она писала посреди улицы, присев на корточки. А из магазина выбежал и стал громко ругаться некий субъект, которого я вырубил хуком. Он повалился прямо в вытекавший из-под девушки ручеек.

- Ты же не собираешься меня прогонять прямо сейчас? – спросила она по-английски.

Я сделал неопределенный жест – что могло означать, что угодно – оставайся, сколько хочешь, и одновременно – проваливай, когда посчитаешь нужным. Но она просияла и чмокнула меня в щеку.

- У тебя есть деньги, Стэп? – спросила она.

Я полез в комод, достал сотню, дал ей.

- Я схожу за выпивкой, - сказала Джен. – И тут же вернусь.

«Ну, надо же», - подумал я. Я был уверен, что сотню она возьмет за свои услуги. Но, похоже, она вовсе не была проституткой. Просто любила выпить и переспать с первым встречным. На сей раз первым встречным оказался я.

Не успела она уйти, в дверь постучали.
Collapse )