June 6th, 2014

Книга "Сполохи детства" вышла в электронном виде

Книга "Сполохи детства" вышла и в электронном виде - контракт был подписан еще несколько месяцев назад. Авторские отчисления есть - хотя я на них, конечно же, никоим образом не рассчитываю. У меня другие диверсифицированные доходы.



Здесь: http://www.litres.ru/stepan-kalita/

Забавно, как меня оповестили письмом о том, что "Сполохи детства" прошли литредактуру, прочую редактуру и выложены: "На сайте появились книги А.С.Пушкина и С.Калиты". :)

Русский запой вредит ирландцам

Больше всего из партнеров Закидона по бизнесу мне не нравились ирландцы. Я вполне нейтрально относился к китайцам, итальяшкам и черным. Все они брали оружие, чтобы стрелять друг в друга, грабить кого-то при случае, но что касается ИРА, то эти борцы за сепаратистскую идею вызывали у меня стойкое отвращение. Я вообще не люблю идейных. Как правило, среди них одни фанатики, ради сомнительной цели готовые положить кучу мирных людей. Что касается Закидона, у него не было вообще никаких принципов. Итальяшки, к примеру, категорически не связывались с наркотой, считая это дело бизнесом подонков, не имеющих никаких представлений о морали. Китайцы и черные продавали наркоту, поделив рынок весьма своеобразно – не только по районам, но и по толкаемому товару. Я в подробности не вникал, но у черных был, в основном, крэк и героин весьма плохого качества. А китайцы продавали гашиш и кокс. Впрочем, все относительно. Иногда и черные торговали травой, порой и китайцы не гнушались крэком. А Закидон толкал все и всем. Ну, никаких принципов. Только бизнес.



А меня с некоторых пор интересовали, прежде всего, бары и Liquer Store – шопы. В них я брал поначалу вино в бутылках или в кегах, но оно не помогало. Тогда я перешел на пластиковые галлоны с дешевой водкой по 10 баксов за штуку. Happy Hour (или «счастливые часы») в местных барах сделали как будто специально для меня. Поначалу я выпивал несколько шотов, а потом заглатывал пинту пива. Сразу становилось хорошо, переставали дрожать руки. Алкоголь – коварная штука, которая подбирается к тебе постепенно. Если у тебя большие проблемы с нервами, он берется за тебя всерьез. В местной аптеке я прикупил успокоительные капли. Их продавали без рецепта. И высаживал сразу по полпузырька. Вместе с водкой эффект был оглушительный. Я чувствовал, что мне никакие панические атаки не страшны. Но среди ночи просыпался, весь дрожа от страха. И тогда хватал пластиковую бутыль, она всегда стояла наготове возле кровати, – и жадно глотал отвратительную жидкость, от которой воротило и тянуло блевать, но мне становилось лучше. Закидону я сказал по телефону, что приболел.

- Ну, выздоравливай… - в голосе прозвучало сомнение. И за это сомнение я его ненавидел.

Сом жил по соседству, и я очень боялся с ним столкнуться, когда часов в восемь-девять утра, в зависимости от того, во сколько проснусь, выбирался из своей заваленной бутылками квартиры, и направлялся в ближайшей бар. Там как раз начинались «счастливые часы». До обеда я мог нажраться с тридцатипроцентной скидкой – не только выгодно, но и полезно для съезжающей крыши. При этом если остальные обитатели бара, были натуральными синяками, я себя таковым не осознавал – я лечился, приводил в порядок свою нервную систему. Меня переставало трясти от страха, и мысли о смерти отпускали, только тогда, когда алкоголь сжирал страх на корню. И мое сознание делалось ясным. И я мог думать. Я понимал, конечно, что загнан в ловушку. Что меня подвела моя нервная система. И что работать на Закидона я, скорее всего, больше не смогу. Но я всеми силами старался выкарабкаться из этой безвыходной ситуации. Иного решения я попросту не видел. Да его и не было. Хотя плохое решение всегда есть. Застрелиться, например. Или сдаться властям, чтобы меня депортировали в Россию – и там посадили в психушку, на галоперидол, авось, поможет.

Однажды новый бармен вдруг спросил у меня ID (Identity Card, если вдруг кто-то не знает, что это такое). Я просто опешил. Я что, похож на человека, которому еще нет 21 года?! Но я не стал с ним спорить, просто сунул в нос водительское удостоверение Vladimir Glotov. Он кивнул. И только после этого налил мне шот и пиво. Я посмотрел на водку, и понял, что проглотить ее не смогу – иначе меня вывернет наизнанку, прямо на стойку бара. Поэтому шот я утопил в бокале. Бульк… Он опустился на дно. Бармен наблюдал за моими действиями с интересом. Я припал к бокалу. Стал пить. Сначала осторожно, потом все жаднее и жаднее…

- Энозер ван… ту шотс… Энд пайнт оф бир, - сказал я.

Он кивнул.

Сейчас расскажу, почему еще ирланды вызывали у меня такое отторжение. Однажды я вышел из дома, чтобы пополнить запасы алкоголя, меня трясло, в глотке было сухо, и мне казалось, что все прохожие, как один, смотрят на меня с осуждением. Нужно было срочно что-то предпринять, пока не началась очередная паника. К тому же, мне снова казалось, я вот-вот умру, если не волью в себя дозу спиртного. Так, продираясь через колючие взгляды и острые углы зданий, я то и дело натыкался на них, глядя, по большей части в асфальт или поверх голов, и добрался с немалым трудом до Liquer Store, врезался в стеклянные двери, они не открылись, хотя обычно гостеприимно распахивались. Только тут мутным взглядом я уловил белый квадратик послания: «Сlosed»… Они закрылись на ремонт. К счастью, на один день.

- Вот же суки, - пробормотал я и поплелся по улице к бару. Но там праздновали какое-то мероприятие, и было не протолкнуться – я даже побоялся туда заходить, столько там было народу. Только тут я заметил, что весь город украшен огнями и шариками. А между тем, уже смеркалось. Мятущимся, как зверь в клетке, сознанием я смог припомнить, что на одной из улиц есть ирландский паб. Как-то раз, давным-давно, я проходил мимо. И я устремился туда, почти побежал, меня подталкивала в спину паника. Трезвонил телефон, но я не подходил к нему вот уже несколько дней. Лишь бы успеть, только бы придти в себя…



Паб был открыт. Я ломанулся внутрь. И тут же наткнулся на лысого здоровенного охранника, который выволок меня наружу и указал на вывеску: «Only for Irish» (Только, мать их, для ирландцев). Меня так это разозлило, что я зло заорал на него: «Fuck you. Fucking irish. I need to drink somethink, оr I die. You are fucking dirty pigs». Они даже не стали меня бить. Из бара ломанулась толпа вместе с охранником, ирландские свиньи подхватили меня под руки, перетащили на другую сторону дороги и швырнули на мостовую. Потом лысый крикнул мне, чтобы я не переходил эту черту, указав на дорогу, или же я очень об этом пожалею. Я сунул руку подмышку, но понял, что забыл пистолет дома. Зато складной ножик всегда был при мне. «Пырнуть бы его в живот», - мелькнула мысль. Но тут же меня так замутило, что потемнело в глазах. К тому же, меня уже кто-то осторожно приподнимал под руки. Я обернулся и увидел, что это два гея – оба в футболках с радужной символикой, а один в розовых джинсах и с кудрявой, явно накрученной на бигуди, прической. Он схватил меня за руку и повел за собой. И я послушно за ним потащился. Спохватился только минут через пять… так плохо было с головой. Вырвал руку. И тут же увидел перед собой маленький магазинчик, торгующий алкоголем. Геи улыбались, глядя на меня.

- Сенкс э лот! – выдавил я и ворвался в винную лавку.
Collapse )