May 30th, 2014

Юра Закидон

Я ожидал увидеть кого-нибудь действительно солидного, похожего на дядю Дато (был в моей жизни такой авторитетный человек – хитрющая змеюка), но за столом ВИП-зала сидела совсем другая компания. По центру стола - молодой парень по имени Юра Закидон. Так он представился. На пальцах у Юры были воровские татуировки в виде перстней. И парочка золотых печаток. Он сказал, чтобы я присаживался к «их дубкам». Рядом с Закидоном «у дубков» сидели Кеша Афган и Йося Еврей.

- А тебя как звать-величать? – спросил Юра.

- Степа Калита, - ответил я в тон, сходу придумав себе кликуху. Когда-то я увлекался историей, и «собирателя русских земель» дюже уважал. К тому же, «калита» - на старославянском «кошелек», такой псевдоним должен приносить удачу и финансовое благополучие, решил я.

- Корона не давит? – поинтересовался Юра. – С таким-то погонялом.

- Нет. Хорошо сидит.

Разговор начался странно.

- Разлей, - попросил Юра. И Афган принялся разливать водку, бахнув рюмку передо мной на стол, который они почему-то называли «дубками».

- Ты в Бога веруешь? – у Закидона был закидон на эту тему.



- Ну… - Помялся я. – Иногда.

- Это не ответ, - настаивал Юра.

- У меня с Богом сложные отношения. Верю, когда сильно прижмет. А когда все в порядке, что-то не очень.

- Это плохо, - расстроился Закидон. – В Бога надо веровать. Каждому. Тем более, здесь, в Америке. Где Ортодокс Чарч требуется наша помощь и поддержка.

- Ортодокс Чарч? – переспросил я.

- Так вашу православную церковь называют, - вмешался Йося Еврей.

Юра покосился на него недобро…

- Нашу, вашу, - проворчал он. – Кто обещал в ортодоксов креститься?

- Я пока не готов.

- Все только говоришь. Ладно, за сказанное! – Он поднял рюмку.

Мы, не чокаясь, опрокинули содержимое в себя.
Collapse )

Как убедить другое государство, что ему не нужно в состав России?

Как убедить людей?

Если люди заглядывают тебе в глаза и говорят - очень надо, понимаешь, дорогой. :)

Ну, не то время сейчас. Чтобы объединяться.

Мало того, что Запад нас не поймет - и напугается еще больше. Нас Восток начнет скоро опасаться.