May 27th, 2014

Кейт, новенькая униформа и кэп Ричард

«База» оказалась в двух шагах. Причем, участок выглядел самым приличным зданием в этом убитом «войной» районе.

- Здесь у нас ремонт вечный, ты не обращай внимания, муниципалитет на нас экономит, - сказал Виктор, когда мы зашли внутрь, поскользнулся на строительном валике и с грохотом рухнул на колени: Брэинвошт потсмокер коксакерс! – вскричал он.

- Это ты что сейчас сказал? – заинтересовался я.

- Набор идиоматических английских выражений, - ответил Виктор, поднимаясь и отряхивая форменные брюки, - тебе все равно не пригодится. Даже не думай, что я буду тебя учить американской брани. А то ты шутник, как я погляжу. Еще скажешь судье, когда он примет решение выдворять тебя из страны, что-нибудь эдакое. И тебя обязательно спросят: «Кто научил? И зачем?» Придется сказать, Виктор, коп из Южного Бронкса…

Я улыбнулся.

- Ладно, не говори. Со временем сам узнаю.

- Это конечно. Это обязательно.

Полицейские поздоровались с дежурным, на меня он глянул устало через очки. И мы проследовали в главное помещение. Обширный зал, опен-спейс офис – по-американски. Здесь стояли столы, разделенные стеклянными перегородками. А на столах лежали папки, бумаги, стояли допотопные черные телефоны с дисковым набором номера. По стенам были развешаны карты в разноцветных пометках флажков и фотографии.

- Это все преступники? – спросил я, указывая на стену.

- Нет, родные и близкие тех, кто здесь работает.

- Шутишь?

- А ты зачем спрашиваешь?.. Сам не видишь, какие рожи. Вот этого, кстати встретишь, - он ткнул пальцем в одну из фотографий, - сразу беги… Самый опасный отморозок на весь Южный район. Действует в одиночку. Знаешь, чем занимается. Грабит наркодилеров. Другого бы уже нашли с перерезанной глоткой где-нибудь в сточной канаве. А этот жив-живехонек и изредка разгуливает по улицам. Кличка – Диггер. Зовут Леонард. Короче, Леонард Диггер. Не путать с Леонардом Коэном.



Слово «диггер» я знал.

- Копальщик?

- Какой еще копальщик? Могильщик. Неправильная у него кликуха. Потому что на самом деле никого он не хоронит. Бросает на месте, где пристрелил. А мы потом трупы собираем.

Я некоторое время вглядывался в чернокожую физиономию. Парень как парень. Только нижняя челюсть слишком тяжелая и глаза навыкате. Нос пуговицей.

Тут из-за одного из столов поднялась миловидная блондинка, посмотрела на нас. Она, похоже, была в помещении совсем одна. Оно и понятно – ночь. Только патрульные, дежурный, остальные – спят мертвым сном.

- Кейт, - сказал Виктор по-русски, - я, конечно, с тобой не разговариваю, но мы тут привезли парня. Его сильно избили, раздели, и надо бы его осмотреть.

- Конечно, - ответила Кейт и направилась к нам.

- Она что, доктор? Она же коп? – удивился я.

- Она училась на доктора, - раздраженно ответил Виктор. – У нее диплом медсестры. И навыки есть. И вообще, что ты задаешь столько вопросов? Расслабься – и получай удовольствие.
Collapse )