May 6th, 2014

Мечты сбываются

Мой переход в последний класс школы совпал с очередной посадкой Рыжего. Причем, на этот раз, все было серьезно, посадили надолго. Если раньше он освобождался довольно скоро, и снова брался за старое, то теперь все говорили, что дали ему очень большой срок. Район слухами полнится. Уверен, сдал его кто-нибудь из своих же шестерок. И погорел он на наркоте. Лучше бы занимался дальше обыкновенным бандитизмом, перешел со временем в рэкетиры, но ему всего было мало – он хотел диверсифицировать доходы (как говорят журналисты деловых газет) от преступной деятельности. Услышав, что Рыжего закрыли, я испытал радостное чувство. Но вместе с тем хотелось узнать, как на самом деле обстоят дела. В идеале, конечно, поговорить с его мамашей, она и на суде, скорее всего, присутствовала. Но заявляться к ней с такими вопросами нетактично, да и стратегически неверно. Она же обязательно на свидании расскажет о моем визите Рыжему. Поэтому я решил зайти в «логово» - порасспросить там, что да как…

В подвале оказалось на удивление многолюдно. И шел пир горой. Малолетки (я их так называю, хотя некоторые были моими ровесниками, а некоторые даже старше меня) были почти все сильно пьяными, на столе стояла водка, нарезка, огурцы в трехлитровой банке. На месте Рыжего сидел малознакомый парень. Я мог бы руку дать на отсечение – что его распирает от гордости. Дурачку казалось, он возглавил преступный промысел. Хотя без Рыжего они – никто.

- О, Степка, - обрадовался новый главарь, - заходи, садись.

Я прошел, сел. Мне плеснули в стакан водки. Выпил, не закусывая.

- А что с Рыжим случилось? – спросил через некоторое время.

- Так посадили его, - ответили мне с удивлением, как будто все должны были это знать.

- За что?

- Так за наркоту взяли. Причем, в особо крупных размерах…

Больше меня ничего не интересовало.

- Ладно, пацаны, дела у меня, - сказал я и вышел. Очень вовремя, как выяснилось позже. В «логове» в тот же день был произведен шмон, и всех забрали в отделение – до выяснения обстоятельств. А потом на подвале появился новый замок. Но через некоторое время его взломали, и внутри снова обосновалась какая-то мелкая шпана. Меня их дела уже мало волновали. В последний класс я пошел в новую школу – и влюбился без памяти в первую красавицу класса.

Почти в каждом классе есть такая девочка. Она нравится всем, или почти всем, но большинство ребят это скрывают. В отличие от них я своей влюбленности не скрывал. Первым делом раздобыл номер ее домашнего телефона – спросил у ее подруги, и она мне не отказала. Только задала вопрос с любопытством:

- А тебе зачем?

- Так влюбился я, - ответил я честно.

- Дурак, - она засмеялась. – Ну, я серьезно спрашиваю…

- А я серьезно – влюбился.

С одноклассником Вадиком нас как-то раз оставили убираться в кабинете химии, и мы разговорились.

- Тебе кто из девчонок нравится?

- А тебе? – спросил он.

- Мне Наташа…

Он замолчал, угрюмо сопя, возил тряпкой по линолеуму.

- Тебе тоже, что ли? – спросил я.

- Ну да, она всем нравится.

- А чего никто к ней не подкатит?

- Да ты что, это ж Наташа. И потом у нее взрослый жених есть.

Короче говоря, они ее побаивались, точнее – робели перед ней. Блондинка с серыми глазами, с точеной фигуркой, как у балерины из фарфора, какая стояла у нас дома на шкафу, она и вправду была прекрасна. Но меня нисколько не пугала. Я был уже опытным мужчиной.



Один мой друг, кстати, знакомился с девушками на пляже в Сочи весьма оригинальным способом. Он подходил и ложился на девушку. Тут же вскакивал и говорил: «Ой, извините, ошибся, я думал, вы моя жена». А поскольку он был вечно полупьяным, этот номер сходил за настоящую ошибку – и, к моему удивлению, крайне возмущенных почти не было. С большинством подснятых таким образом девушек он потом премило проводил время.
Collapse )