February 15th, 2014

Цыганок и отличник Валера

Когда мы пришли на место, на площадке возле гаражей собралось человек пятьдесят – целая толпа. Приехали поглазеть на драку даже малознакомые ребята из соседнего района на мотоцикле с коляской. Наверное, их кто-то позвал насладиться зрелищем.

Некоторое время в открытом гараже копался какой-то мужичок, потом, заметив, что намечается какая-то заваруха, быстренько собрался, запер гараж и убрался по добру - по здорову. Я заметил, что Рыжий что-то успел сказать ему сквозь зубы – не иначе, подгонял поскорее освободить территорию.

Цыганок сидел мрачный, на старом кузове машины, в окружении приятелей, поглядывал на меня исподлобья. Все собравшиеся явно поддерживали его. Про меня откуда-то взялся слух, что я «каратист» - и сам нарвался, дескать, рассказывал всем в районе, какой я крутой в драке. Что, конечно же, было неправдой.

- Дай каратисту! Врежь ему! – слышались увещевания. – Наваляй каратисту!

В целом, настроение у всех было радостное, как перед большим праздником. Рыжий подошел и принялся как всегда медлительно о чем-то перетирать с чужаками из другого района на мотоцикле. Те что-то отвечали – в общем шуме было не разобрать. Но их настрой мне совсем не понравился – ощущалось, что меня решили показательно наказать. Если получится – силами Цыганка, если не получится – все вместе. Когда тебя собираются бить, всегда ощущаешь мандраж. Это уже потом, когда драка началась, резко успокаиваешься. У меня во всяком случае так.

На моего друга Серегу было жалко смотреть. Он всем своим видом говорил – зря я сюда приперся, походил, поздоровался с ребятами помладше, которых знал, да и встал подальше от меня – как будто мы не вместе. И я его отлично понимал – кому же хочется огрести, даже за компанию с лучшим другом.

Все разошлись в стороны, расчистили место для поединка. И мы сошлись в драке. Я сразу принял боксерскую стойку, как учили в секции. Послышались смешки. Цыганок сделал вид, что прыгает ко мне, чтобы нанести удар, и я подался назад. Он засмеялся. И толпа поддержала его дружным хохотом – мол, боится «каратист», не зря боится, сейчас огребет… Потом мой противник вдруг попятился, сунул руку за спину и выхватил ножку от табуретки. В глазах его вспыхнуло торжество – что, не ожидал?!

Я опустил кулаки. Это уже было против всех правил. Рыжий же сам сказал – бой на кулаках. Обернулся на него. Думал, он хоть как-то отстоит справедливость. Но главарь был абсолютно невозмутим, стоял, сложив руки на груди, значит – был в курсе, какой финт выкинет его подопечный. Кто-то крикнул: «Нечестно!», но его быстро заткнули.

Помахивая дубинкой, Цыганок, теперь уже полностью уверенный в своей победе, направился ко мне. Он был старше, выше меня на целую голову, к тому же – вооружен. По его мнению, да и по мнению остальных, у меня не было никаких шансов. Толпа замерла, ожидая развязки.
Collapse )