Маслодельня социопата (sociopat_dairy) wrote,
Маслодельня социопата
sociopat_dairy

Categories:

Три - один

После того, как пиво в «Якорной цепи» закончилось, мы перебазировались в другое кафе, на главной приморской аллее. Городок, где я оригинальным методом лечил больные нервы, был совсем небольшим – две центральные улицы, одна возле моря, другая – перпендикулярно морю, и некоторое количество переулков. Большинство из них даже названий не имели.

- А что, траву здесь можно купить? – поинтересовался я заговорщицким шепотом у бармена.

Тот кивнул.

- На рынке, у менял.

Мы направились на рынок, где помимо официального обменника валюты работало несколько предприимчивых молодых людей. Они меняли доллары и рубли на гривны по более выгодному курсу. И, как выяснилось, приторговывали марихуаной.

- Товар отличный, - сказал продавец, глянул внимательно, - и оттягивает, и успокаивает.

Реклама что надо! Я не стал мелочиться – взял сразу стакан. Афганская, трава, и правда, оказалась забористой. Она и оттягивала, и успокаивала, и вводила в транс.

- А я курить что-то не очень хочу, - Бегемот покосился на продуктовый магазин, - может, лучше пивом затаримся?

- Можно и пивом, - согласился я. – Будем пить пиво и курить траву.

- Так никто не делает, - запротестовал Бегемот. Либо люди курят, либо пьют. Потому что сделаешь пару глотков пива – и весь кайф выветривается. Это все знают.

- Просто они траву экономят, а у нас бабла немерено. Будем и пить, и курить.

Так мы и поступили. Оказалось, если выпить очень много пива, и выкурить очень много травы кайф вовсе не выветривается. Совсем наоборот – голова отключается полностью, наступает состояние абсолютного отупения. Сделавшись дебилом, начинаешь концентрироваться на мелочах. Сначала я осознал, что мы уже примерно полчаса молчим и пялимся на мигающие разноцветные лампочки под потолком кафе. Я кое-как растолкал Бегемота (он сидел с открытым ртом), мы допили пиво и направились в санаторий. А по дороге – заблудились! Происходящее напоминало фантасмагорию, потому что я точно знал: в этом населенном пункте всего две улицы. Все равно что заблудиться в трех соснах – народная мудрость утверждает, что это невозможно. Тем не менее, мы никак не могли найти дорогу до санатория.

В конце концов, Бегемот кинулся, едва не рыдая от ужаса, к какому-то парню, схватил его за плечо и принялся изливать душу.

- Мы не знаем, где мы! Мы не знаем! – выкрикивал он и тряс незнакомца изо всех сил. – Помоги нам, прошу тебя. Умоляю!

Паренек, ничем не выразив удивления, сказал: «Пошли за мной!» - и через пятьдесят метров указал нам здание санатория.

- Спасибо! Спасибо тебе! – Бегемот вцепился в руку спасителя и долго тряс ее. До тех пор, пока парень не вырвал ладонь и не убежал.

Когда мы оказались в номере, мой друг никак не мог успокоиться:

- Какой парень! А? Какой молодец!

Он хвалил его почти час, пока мне это окончательно не надоело.

- Может, ты педик? – поинтересовался я.

- Я? Педик?! – удивился Бегемот. – Почему?

- Иначе с чего ты уже час расхваливаешь этого парня?..

Бегемот обиделся и надолго замолчал, уставился в окно - и снова завис.

«Хорошая трава, - подумал я, - забористая. Но надо бы с ней поаккуратнее».

На следующий день мы раскурились прямо с утра. Пошли в кафе, заказали завтрак. Обсудили текущие дела. Мы пришли к выводу, что пиво с травой в таких количествах – это зло. Надо выбрать что-то одно.

- Давай проголосуем, - предложил я.

Бегемот отдал свой голос за марихуану, я выбрал пиво. К общему знаменателю нам придти так и не удалось. Поэтому мы начали пить прямо за завтраком. За соседним столиком я увидел двух миловидных девушек, и решил, что пора уже открыть счет. Мы на отдыхе целых пять дней, и до сих пор так ни с кем и не познакомились.

Девушки приехали из Минска. Они отдыхали уже две недели. И утром следующего дня должны были уезжать обратно к батьке Лукашенко.

- Как обидно, - сказал я.

- Еще как, - белорусская красотка закусила губу, глядя на меня даже слишком откровенно.

Поскольку времени у нас было мало, романтику свиданий под луной и неоткровенных признаний сексуально озабоченных отпускников пришлось отбросить. Из кафе мы направились вдвоем прямо в санаторный номер. Там мы сначала раскурились. А потом полюбили друг друга. Она стонала и извивалась так яростно, что я сделал вывод – две предыдущих недели прошли впустую.

Вечер мы провели вчетвером, снова накурились до отупения. Настолько, что я даже не помнил, как мы расстались с белорусскими девчонками. Но когда утром проснулся, похмелья не было – его нейтрализовала трава. Настроение было отличным. Еще бы, я ведь открыл счет.

- Один – ноль, - заорал я.

- Дай поспать, - проворчал Бегемот, сунул голову под подушку.

До самого обеда мой друг брюзжал:

- Не понимаю, как с такой рожей ты охмуряешь девочек. Что они в тебе находят?

- Девочкам виднее, - отвечал я, посмеиваясь.

После обеда мы взяли пиво и расположились на пляже. Поскольку было довольно прохладно, одежду не снимали. Неподалеку я заметил двух девушек. Одна – страшненькая и, как выяснилось, с ужасным характером. Почему-то считается, что уродины прекраснодушны и полны нерастраченной любви. Это не так. Точнее, далеко не всегда так. Другая – рыжеволосая, в темных очках, напомнила мне Патрисию Каас. Я подсел к девушкам, поделился своим наблюдением. Рыжеволосая Наташа, придержав очки, поглядела на меня над ними оценивающе. Завязалась непринужденная беседа. Мы договорились вечером встретиться в «Якорной цепи» - туда как раз завезли свежее пиво…

Поначалу девочки смущались – и пили очень скромно. Затем раскрепостились и сознались, что, вообще-то, пиво они не любят, зато обожают крымский портвейн. Я сразу же заказал четыре бутылки. Они очень обрадовались моему подходу к делу - и радостно напились.

Когда совсем стемнело, я вытащил Наташу из-за стола и повел гулять по набережной. Целью моей был, конечно, совсем не променад. Мы прошли всю набережную до конца, и я потащил девушку в гору. Там, на вершине, я уложил Наташу на спину и стал целовать. Она была в майке с голой спиной, а вершина горы была почти лысой, и очень каменистой. Наташа оказалась предусмотрительной девушкой, достала из кармана презерватив и протянула мне. Я поспешно его надел, развел в стороны ее колени, и навалился всем телом. Она слабо застонала. Я решил - от удовольствия. И принялся ритмично двигаться. Она стонала все сильнее. Потом закричала, что ей «больно», и что она «больше не может». Я остановился. Мой член – конечно, совсем не детская игрушка, но я сильно сомневался, что он может травмировать девушку.

- Что случилось? – спросил я.

- Спина! – Она чуть приподнялась. Я провел рукой по ее спине. Она оказалась влажной. Поднес ладонь к глазам и в свете луны увидел кровь. Острые камешки все это время впивались в ее тело. А она стоически терпела пытку, пока я возил по импровизированной терке. Возможно, сказывалась алкогольная анестезия. Потому что выдержать такую пытку было довольно сложно. – Все в порядке со спиной, - соврал я, - ничего страшного. - Лег на камешки сам, благо на мне была спортивная куртка. А она оседлала меня сверху.

Некоторое время мы занимались сексом с необычайным удовольствием (я даже подумал, что в этом плане мы идеально подходим друг другу), затем я бурно кончил. Наташа сползла с меня. Я протянул руку, чтобы снять презерватив, и похолодел – порвался…

Несколько месяцев после этой истории Бегемот терроризировал меня шуточками.

- Вот откроешь как-нибудь дверь, - говорил он, - а на пороге она, твоя красавица Наташка из Донецка. С ребеночком. Здравствуй, папа. Причем, приедет не одна. Они там в Донецке люди простые. Всех родственников с собой прихватит. Жди гостей.

Страшненькая подруга Наташи на следующий день накинулась на меня чуть ли не с кулаками.

- Ты что с девушкой сделал?! – кричала она. – Видел бы ты ее спину. На ней же живого места нет.

- Это секс, - отвечал я. – Садо-мазо…

- Два - ноль, - я состроил язвительную гримасу. И Бегемот снова принялся ворчать, что не понимает, как мне это удается. Его возмущению не было предела.

Девушки вскоре уехали к себе в Донецк, а мы нашли себе новых подружек.

- Может, искупаемся? – предложила мне местная красотка Алла, за которой я начал ухлестывать.

- Вообще-то, холодновато, - заметил я.

- Московский мальчик, тепличный, совсем не закаленный, - сказала она насмешливо.

- Ладно, искупаемся, - я рассердился настолько, что даже не заметил, как меня взяли «на слабо» – самая примитивная манипуляция.

- Поплыли далеко, - предложила Алла, когда мы зашли в воду.

- Давай, - согласился я.

И мы поплыли… Поначалу я ничуть не волновался. Мы миновали буйки. Отплыли от них метров на сто, но останавливаться она даже не думала. Я все чаще оглядывался на берег. По мере того, как он отдалялся, я терял уверенность в себе. В конце концов, когда берег окончательно исчез из поля зрения, я сказал, что поворачиваю назад. Она в ответ презрительно фыркнула… Я доплыл. Едва дыша от усталости, выбрался из воды и упал без сил на песок.

Алла оказалась мастером спорта по плаванью. Когда через пару дней она сдалась под моим настойчивым натиском, я трахал ее очень жестко – мстил за недавнее унижение, и получил большое удовольствие от своеобразной секс-вендетты.

- Три-ноль, - поделился я обновленным счетом с Бегемотом, - мужик, похоже, ты безнадежно отстал.

Он покраснел от зависти, закусил губу, вскочил, заходил по комнате.

- Всё! – выкрикнул он. – Я на поиски! – И вышел, хлопнув дверью.

Через час он ворвался в номер, где я смотрел телевизор и пил пиво.

- Нашел! – вскричал Бегемот. – Но их две. Пойдем, присоединишься к нам.

Я заметил, что мой друг успел порядком набраться. Но с удовольствием последовал за ним… Найденные Бегемотом девушки меня ужаснули. Во-первых, обе были в теле, то есть сильно толстые. Во-вторых, не первой свежести, старше нас. В-третьих, вульгарные до невозможности, постоянно матерились. И наконец, последнее, самое страшное. У той, что обнимала Бегемота за плечи, и время от времени что-то жарко шептала ему в ухо, на левой руке была татуировка – восходящее солнце и год – тысяча девятьсот какой-то. То ли Бегемот не заметил этот знак отличия, то ли не обратил внимания. Я решил не портить ему праздник – пусть веселится. Они пили водку, что объясняло неразборчивость моего друга, некоторую зашоренность его зрения. Вскоре, обнимая толстую вульгарную деваху с аутентичным тату, Бегемот направился к ней в номера. А я остался наедине с подругой. Общение у нас поначалу не заладилось. Но потом я предложил покурить. Мы уселись с ней на пирсе, втянули в себя целую беломорину, и стали с удовольствием молчать. Мне нравилось, что она ничем не нарушает тишину. Над нами было звездное небо. Перед нами темное море. Под нами – ворох несущественных проблем, втоптанных в землю отчаянным раздолбайством…

Бегемот пришел только утром. Мрачный. Видимо, с утра его избранница не показалась ему привлекательной.

- Три – один, - сказал он тем не менее.

- Из уважения к твоему вкусу, эту красавицу я готов зачесть за полтора балла, - Я засмеялся.

- Смейся, смейся, - процедил Бегемот. – А я сегодня увидел, что у нее на руке уголовная татуировка – солнце и год освобождения. Пиздец какой-то.

- Да ты что?!

- Вот именно.

Я захохотал, но веселье мое длилось недолго.

- В общем, - объявил Бегемот, - мы сейчас завтракаем вместе… Что ты на меня так смотришь? Я пытался отвертеться. Не получилось. Она, знаешь, как давит!

Начало:

1. http://sociopat-dairy.livejournal.com/528.html
2. http://sociopat-dairy.livejournal.com/1000.html
3. http://sociopat-dairy.livejournal.com/1218.html
4. http://sociopat-dairy.livejournal.com/1667.html
5. http://sociopat-dairy.livejournal.com/2027.html
6. http://sociopat-dairy.livejournal.com/2291.html
7. http://sociopat-dairy.livejournal.com/2481.html
8. http://sociopat-dairy.livejournal.com/2609.html
9. http://sociopat-dairy.livejournal.com/2833.html
10. http://sociopat-dairy.livejournal.com/3225.html
11. http://sociopat-dairy.livejournal.com/3765.html
12. http://sociopat-dairy.livejournal.com/4228.html
13. http://sociopat-dairy.livejournal.com/4479.html
14. http://sociopat-dairy.livejournal.com/4763.html
15. http://sociopat-dairy.livejournal.com/5083.html
16. http://sociopat-dairy.livejournal.com/5219.html
17. http://sociopat-dairy.livejournal.com/5462.html
18. http://sociopat-dairy.livejournal.com/5797.html
19. http://sociopat-dairy.livejournal.com/6336.html
20. http://sociopat-dairy.livejournal.com/6627.html
21. http://sociopat-dairy.livejournal.com/6821.html
22. http://sociopat-dairy.livejournal.com/6978.html
23. http://sociopat-dairy.livejournal.com/8476.html
24. http://sociopat-dairy.livejournal.com/9019.html
25. http://sociopat-dairy.livejournal.com/9561.html
26. http://sociopat-dairy.livejournal.com/10253.html
27. http://sociopat-dairy.livejournal.com/10578.html
28. http://sociopat-dairy.livejournal.com/10866.html
29. http://sociopat-dairy.livejournal.com/11235.html
30. http://sociopat-dairy.livejournal.com/11330.html
31. http://sociopat-dairy.livejournal.com/11660.html
32. http://sociopat-dairy.livejournal.com/11994.html
33. http://sociopat-dairy.livejournal.com/12054.html
34. http://sociopat-dairy.livejournal.com/12317.html
35. http://sociopat-dairy.livejournal.com/14584.html
36. http://sociopat-dairy.livejournal.com/15057.html
37. http://sociopat-dairy.livejournal.com/15447.html
38. http://sociopat-dairy.livejournal.com/15779.html
39. http://sociopat-dairy.livejournal.com/16195.html
40. http://sociopat-dairy.livejournal.com/16852.html
41. http://sociopat-dairy.livejournal.com/17556.html
Tags: Записки социопата
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments