Маслодельня социопата (sociopat_dairy) wrote,
Маслодельня социопата
sociopat_dairy

Categories:

Дебош на борту

Из аэропорта Кеннеди Боинг со мной и бандитами на борту вылетел около пяти часов вечера. Я сидел у окна. Лишний проводил меня до места. Дождался, пока я сяду. Рядом со мной устроились два крепких молодых мужика. Русских. Я решил, что они спортсмены. Вскоре мой мрачный провожатый убрался, и я остался в одиночестве, с тоской уставился в окно, провожая взглядом Америку. Она становилась все меньше и меньше, сжималась в размерах, по мере того, как железная птица взмывала под облака, а потом разрезала их железных клювом.



«Хорошо ли горят железные птицы? – подумал я. – Можно пожертвовать собой и спасти Кейт. Угробить разом триста пятьдесят человек. Примерно столько помещается на борт. Вот расстроятся те, кто купил билеты в бизнес-класс, когда осознают, что им конец. Они поди думают, что самые дорогие места обезопасят их от катастрофы. Бедные граждане погибнут, а с ними ничего не случится. Но точно так же, как и прочие пассажиры, толстосумы грохнутся на грешную землю, но прежде сгорят. Самолет быстро охватит пламенем. Некий эксперт утверждал, что самолеты горят меньше минуты. Но я ему не поверил. Такая махина – и меньше минуты? Он должен быть сделан из целлулоида и пропитан бензином. Хотя… если взорвутся баки с керосином, процесс сильно ускорится.

У меня как раз лежали в кармане спички. Я захватил их со стойки в ночном клубе. И совершенно про них забыл. Но теперь они могли мне пригодиться.

От Москвы до Нью-Йорка – семь с половиной тысяч километров. Лететь примерно десять часов. Я решил не спешить. Сначала поем как следует. Выпью – в самолетах всегда разливают, и потом у меня еще непочатая бутылка бурбона с собой. А потом пойду в туалет и оттуда попробую подпалить Боинг.

Жертвовать собой не хотелось. Никогда не понимал самоубийц и отважных героев. Я всегда говорил: безвыходных ситуаций не бывает. Это так. Но есть такие ситуации, из которых есть только очень плохой выход.

«Спортсмены», между тем, достали бутылку дорогого коньяка. Один из них, тот, что сидел рядом со мной, протянул руку и разложил мой столик, поставил на него пластиковый стакан из плотной прозрачной пластмассы и плеснул в него алкоголь.

- Будем пить, - сказал он утвердительно. Отрицательный ответ не предусматривался. Видимо, я уже в достаточной степени походил на алкоголика, приняв на грудь большую дозу бурбона. Новый знакомый протянул руку: - Алексей.

Я пожал ее и представился:

- Степан. – Какая разница, будет ли мое имя соответствовать паспортному, если скоро горящий самолет упадет Атлантический океан.

- Дима, - сказал второй парень.

- Вы сами откуда летите? – спросил я.

- Странный вопрос. Оттуда же, откуда и ты, - ответил Алексей. – Из Штатов. Или ты, спрашиваешь, что мы там делали?

- Можешь не отвечать.



- Нам скрывать нечего. Моряки мы. С Балтики. По обмену опытом летали.

- В США? – удивился я.

- Ну да, а чего? Командование договорилось. Их моряки к нам летают. Наши к ним. На крейсерах служат по полгода. Мы же теперь, вроде как, друзья. И союзники. Совместно боремся с мировым терроризмом. А ты чего? Сам откуда?

- Да вот, хотел пожить в Штатах немного…

- Так ты из этих? – хмыкнул Дима. – За колбасой поехал?

Он явно пытался меня поддеть.

- Вроде того, - сказал я. – Колбасу очень люблю.

- А чем тебя наша не устраивала? – не отставал Дима.

- Ну чего ты на человека наехал? – защитил меня Алексей. – Сказал же тебе, колбасу очень любит. Американскую. А нашу нет. Давайте лучше выпьем.

Мимо прошла стюардесса. Дима схватил ее за руку и сказал по-русски:

- Девушка. Пакет сока принеси. Томатного.

Стюардессе в американской авиакомпании Delta работали сплошь англоязычные – конечно, она его не поняла.

- Томато джус, - попросил я.

Она ушла, глянув на Диму с недоумением.

Тяжелый характер был у морячка.

- Ты английский не знаешь? – спросил я.

- Да кому он нужен? Стану я этот уродский язык учить… Так должны понимать.

Меня его позиция удивила. Я еще не знал, что в России просыпается весьма дремучий патриотизм, заставляющий россиян не только родину любить, что нормально, но и относиться с презрением к европейцам, американцам и представителям прочих наций. Через некоторое время они тоже осознали, что от русских не стоит ждать ничего хорошего. Впрочем, они и так подозревали, что мы – опасные дикари. В принципе, так оно и было. Во мне тоже живет дикарь. Если в Штатах случается какая-нибудь катастрофа, например, ураган Катрина разрушает Новый Орлеан, бедные местные жители просто теряются, и готовы умереть от ужаса. Русские же чувствуют восторг – стихия, хаос – для нас все это в радость. Можно надеть набедренную повязку, взять в руки нож и карабин и отплясывать на руинах горящего дома. Именно поэтому туристические путевки в места стихийных бедствий в России продаются влет.



Один мой знакомый бизнесмен – яркий пример русского характера. Во время одного из кризисов от потерял все. Сначала разорился, а потом от него ушла красавица жена. Да еще, забрав с собой, детей, скрылась с ними в Италии, вместе с его итальянским поваром. От повара он порядком устал – ему надоела паста, ризотто и пицца. Но жену любил. Бизнес свой - тоже. У него оставался громадный дом на Рублевке. Бизнесмен приехал домой на своем Мерседесе и поджег «родовое гнездо» - так он его называл. А когда прибыл пожарный расчет, он их не подпустил, угрожая ружьем. При этом он пил водку и веселился. После этого он поехал – и утопил в реке машину. Если уж жизнь дала трещину – то пусть развалится окончательно. Любопытно, что, начав все сначала, он через некоторое время снова добился успеха. Такие люди не тонут.

Мы пили, Дима продолжал меня поддевать:

- А скажи мне, Степа, что ты в Штатах делал? Небось, уборщиком работал.

- Угадал, убирал. Но, в основном, за собой.

К нашим креслам подошел бык, похожий на боксера. Угрюмо посмотрел на меня. Балтийцы уставились на него с недоумением. Бык потоптался и ушел.

- Что это было? – спросил Дима.

- Да. – Алексей обернулся ко мне. – Это кто такой?

- Это, парни, бандит, - сказал я, задумчиво. Что терять, когда мы уже почти мертвецы? Скрывать нечего.

- Поясни.

- Бандиты меня везут в Россию, чтобы там отнять все, что у меня есть, а потом убить тебя.

- А что у тебя есть? – спросил Дима.

- Немного денег. Квартира.

- И что, они ради этого летят в Россию?

- Им не в падлу сгонять за бабками…

- Ничего себе, - Алексей покачал головой. – А ты что думаешь делать?

- Я пока не решил, - я потрогал спички в кармане.

- А давай попросим стюардессу, чтобы в полицию позвонили. Ты прилетишь, они уже будут ждать у трапа. Возьмут их. И посадят.

- Им достаточно сделать один звонок, и там, в Москве, мою жену убьют. Или еще хуже… - сказал я печально.

- Но что-то же надо делать! – Алексей выглядел действительно озабоченным.

- Леш, а оно нам надо? – поинтересовался Дима. – Это вообще не наше дело.

«Бедняга, - подумал я. - Когда по салону пойдет дым, ты быстро поймешь, что это твое дело тоже».

- Мы же русские люди, - сказал Алексей. – А русские своих в беде не бросают.

Дима замолчал. Этот аргумент его убедил.

- А ты русский? – спросил он меня.

Я подтвердил.

- Ну да, - он разглядывал меня с интересом. – На еврея, вроде, не похож. На чеченца немного смахиваешь, - заключил он. – А ты сам, часом, не бандит?

- Нет, конечно, - ответил я.

- А чем в России занимался?

- Что за допрос?! – Попытался урезонить своего друга Алексей.

- Я отвечу. Я в России учился в университете. Потом пошел работать на дядю. Сидел в офисе. Ничего особенного. Писал пресс-релизы для компании.

- А чего в Америку уехал? – не унимался Дима.

- Так за колбасой. Ты же уже спрашивал.

- Так, парни, - Алексей разлил по стаканам коньяк. – Давайте выпьем. И подумаем, что можно сделать.

- А что тут думать? – Дима выпил. – Вырубить их, забрать мобильники, а потом вызывать полицию. А вообще, они как позвонят-то? Мобильные выключены.

- Да им на это наплевать, - сказал я. – Включат - и позвонят.

- А они тут вообще работают?

- Не знаю, - задумчиво сказал Алексей. – Но рисковать нельзя. Эх, были бы мы в Питере, мы бы быстро их оформили. У нас все за одного. Мы же команда. А сколько их?

- Один пожилой. Вы его видели, когда садились. Отирался тут. И два здоровых, молодых. Их так просто не вырубишь. Я уже пробовал. Они мне нос разбили.

- Ну это мы еще посмотрим – вырубишь, не вырубишь, - стал хорохорится Дима. – Я, между прочим, 3 дан по кекусинкай.

- Слушай, Дима. Эти ребята бьют людей профессионально. Это не в зале спаринговаться. Они умеют так приложить, что никакой кекусинкай не поможет.

Дима обиделся.

- Что ты вообще про кекусинкай знаешь?!

- Так, - сказал Алексей. – Степ, пойди, посмотри, где они сидят. Надо нам разработать план действий.

- Ребята, да вы ничем тут не поможете, - ответил я. – Спасибо вам, конечно. Но Дима прав. Это мои проблемы. Не хочу вас втягивать.

«Да и что они могут сделать? – думал я. – Устроят драку в самолете? Ну и всех нас заберут в полицию. И не дай бог Лишний позвонит, скажет - что-нибудь сотворить с Кейт… Другое дело, если самолет до России не долетит. Некому будет звонить. Отморозки поймут, что остались без хозяина, и улетят обратно в Штаты не солоно хлебавши. Диня, конечно, приберет к рукам все мои деньги. Ну, пускай. Мне уже на это будет наплевать».

Но все же я выбрался из ряда кресел, и пошел смотреть, где сидят враги. Прошел мимо быков, они занимали места в первом ряду бизнес-класса, и нашел Лишнего – он сидел в Первом. И с удовольствием поглощал еду – ему принесли угощение раньше всех, видимо, попросил. На столике стояла бутылка красного вина.

- Ты чего пришел? – спросил он. – Хочешь на уши присесть? Так я все уже слышал. Иди. Отдыхай. Доживай свое время. Постарайся получить удовольствие от жизни. Она у тебя короткая.

Рядом с Лишним сидели в первом классе одни американцы, и они ничего не поняли.

- Полтора миллиона долларов, - сказал я. – И квартира в Москве. Трешка. Все тебе отдам.

- Насмешил, - Лишний скривился, - я и так твои деньги заберу. И на квартиру дарственную напишешь. Если она, конечно, у тебя есть.

- Можешь не сомневаться, есть. Два миллиона долларов.

- Есть два? Заберем два.

Я понял, что веду бесполезный разговор с человеком, который все давно решил, и вернулся к морячкам, обрисовал им диспозицию.

- Главного берешь на себя, - сказал Леша. – Их надо сразу всех класть лицами в пол. И вызывать полицию. Телефоны забрать и сразу же сломать их к черту, симку напополам. На нас два других.

Я посмотрел на Диму и Алексея с сомнением. Они были, конечно, в отличной спортивной форме. Но Дима довольно худой. А мои провожатые массивные и тяжелые. Они их точно отделают. А потом помогут Лишнему, если, конечно, я с ним справлюсь. На бойца он, вроде бы, не похож. Но эти блатные непредсказуемы. Какой-нибудь расписной старичок, выглядящий, как привокзальный бомж, может знать самые хитрые приемы и лупить по болевым точкам, так, что даже опытный боксер может получить от него нокаут.

- Хреновый план, - сказал я. – Ничего не получится.

- Но попытаться-то можно…

- Они мою жену убьют, - сказал я угрюмо.

- Не хотел это говорить, - заметил Алексей. – Но они ее убьют в любом случае. Даже если ты им все, что у тебя есть, отдашь. Это же бандиты. Им верить нельзя. И тебя убьют, и жену твою. И детей. У тебя дети есть?

- Нет, детей у меня нет.

- Хоть с детьми повезло, - сказал Дима. – Детей нет, значит будут жить.

- Смешно, - угрюмо проговорил я.

В проходе появилась стюардесса с тележкой, толкала ее перед собой и спрашивала пассажиров, что они будут есть.

- Давайте перекусим сначала, - сказал Дима. – Все равно она проход перегородила.

Еда показалась мне совершенно безвкусной. Куриное мясо словно сделали из резины, и горошек с пюре полили неприятным кисловатым соусом. Зато к ним подали металлические ножи и вилки. Это при том, что в аэропорту отбирали даже пилочки для ногтей.

- Отлично, - сказал я, размышляя взять ножик или вилку. Решил что возьму и то, и то. Ножик сунул в карман.

Мы отдали тарелки, - но не приборы, - затем еще выпили. Стюардесса не обратила никакого внимания на то, что мы не стали сдавать металлические предметы.

- Идем, - сказал Алексей. Он тоже вооружился ножиком.

И мы встали, быстро пошли по салону.

Когда я ворвался в первый класс, Лишний, откинув кресло, спал. Я сразу сунул вилку ему под подбородок, у забрался во внутренний карман пиджака. Он дернулся. Получил ощутимый укол в горло, и замер. Я достал два телефона – его и свой. Убрал в карман джинсов.

- Ты что творишь? – проговорил Лишний придушенно. – Я тебя на кусочки порежу.

- Это вряд ли, - сказал я.

Американец, сидящий рядом, буквально весь съежился на сиденье от страха. Я посмотрел на него зло. Приложил палец к губам. Он кивнул – понял, шуметь не стоит. Но тут началось…

В салон эконом-класса послышалась возня, и громкие крики.

Я убрал вилку от горла Лишнего, саданул его по физиономии несколько раз, и кинулся на помощь морячкам. А помощь им была нужна…

Пассажиры вовсю кричали: «Кто-нибудь, разнимите их!» Драка происходила жестокая. Алексей уже валялся на полу в отключке. А Дима лупил быков ногами. Но они тобивали все его удары и надвигались. Я налетел на них, ткнул одного вилкой в голову. Он взревел и шибанул меня плечом, так что я вылетел обратно в первый класс. И тут же мне в затылок прилетел кулак Лишнего. Первый класс тоже переполошился. К нам уже спешил стюард. Но прежде чем он подошел, я вогнал бандиту вилку в плечо. Она пробила пиджак, водолазку и застряла в теле. Ножик лежал в кармане, достать его было делом двух секунд. Но тут меня приложили чем-то тяжелым по голове, и я отключился...

Когда сознание стало проясняться, я понял, что сижу, связанный, возле выхода. Рядом, скрученные, лежали быки и Лишний. Причем, на всех были аккуратные пластиковые наручники-стяжки. Рядом стоял человек с пистолетом в левой руке и стюард.

«Как он пронес на самолет ствол?» - удивился я.

Вскоре ситуация прояснилась. Это был маршал авиации. Такие летают под видом гражданских почти на всех воздушных судах, и в случае опасности предпринимают меры. Хороший мужик, между прочим, как выяснилось потом. Если бы я летел из Нью-Йорка Аэрофлотом, все могло бы получится совсем иначе. Маршал пресек драку, обездвижил всех ее участников. Он не собирался разбираться в конфликте. Собирался предоставить это право полиции.

Лишний пытался пожаловаться, что это на него напали. Но маршал его не слушал. Он, вообще, никого не слушал. Через некоторое время спокойно пошел и сел на свое место. Мы его больше не интересовали. Свое дело он знал на отлично.

- Ну что, сука? – обратился ко мне Лишний. – Допрыгался ты.

- А что ты сделаешь? - я усмехнулся, - прилетим в Москву, полиция с тобой будет разговаривать.

- Я-то выйду. А вот ты вряд ли…

- Слышь ты! – заорал на него Дима. – Ты давай, дядя, веди себя культурно. Знаешь, что такое Балтфлот?..

- Засунь свой Балтфлот себе в шоколадную дырку! – перешел Лишний на блатной жаргон. – Ты сявка казарменная не туда влез. Я тебе хер твой оторву и в рот засуну, чтобы не вякал.

- Кип сайленс, плис! – выкрикнул стюарт. Позвал маршала. Они немного посовещались. Затем принесли скотч и залепили всем рты.

Мне пришлось туго. С моим многократно переломанным и сделанным кое-как носом дышал я с большим трудом. Всю дорогу до Москвы я боялся, что задохнусь. Но выдержал и это испытание.

Из самолета нас выводили первыми. У трапа уже ждали три милицейские машины.

- Эти, что ли, дебоширы? – спросил весело усатый майор.

Стюарт перевел маршалу. Тот кивнул. Пояснил, что мы устроили драку, угрожающую жизням американских граждан. И что нас надо проверить.

Нас рассовали по машинам и повезли куда-то. Маршал поехал с нами.

Я оказался в одной машине с Лишним и Алексеем.

- Русские? – спросил майор.

- Я есть амэриканэц, - сказал Лишний со внезапно появившимся англо-саксонским акцентом. – Эти… напали на меня. Я буду жаловаться в консульство.

Майор отвернулся, и больше ничего не говорил до самого нашего приезда в отдел при аэропорте Шереметьево два.

Нас обыскали, отобрали телефоны.

- Я же имею право на один звонок? – спросил Лишний.

- Нет! – выкрикнул я. – Не давайте ему звонить!

- Какой еще звонок? - удивился милиционер. – Вы задержаны, гражданин, до выяснения всех обстоятельств дела.

- Мне нужен адвокат, я хочу позвонить адвокату.

- Не волнуйтесь. Если будет нужно, адвоката вам предоставят.

- Что за беспредел? - проворчал Лишний.

- Добро пожаловать на Родину! – весело сказал Дима.

Родина. Несмотря на печальную ситуацию, в которой я оказался, в душе я ликовал. Это сложно объяснить, но как только я шагнул с трапа на родную землю, вдохнул воздух, сразу почувствовал необъяснимый прилив сил. Меня посетило ощущение, что теперь непременно все будет хорошо. Понять меня смогут только те, кто долго прожил на чужбине, и потом вернулся назад. Это трудно объяснимое чувство. Не возвращение домой. Что-то большее. Как будто ты припал к корням, и они питают тебя, насыщают силой.

Маршал куда-то звонил, совещался. Потом зашел к нам и спросил, кто из нас имеет американское гражданство.

Я, Лишний и один из быков ответили, что мы.

- Пойдемте со мной, - сказал маршал.

Я оглянулся на морячков.

- Удачи, - сказал Леша.

Дима промолчал. У него на лице было написано – ну вот, впряглись за америкашку, сейчас его отпустят, а нам впаяют по полной.

Маршал вывел нас в здание аэропорта и перочинным ножом разрезал стяжки на руках. Можно было наконец размять руки.

- Что дальше? – спросил Лишний угрюмо. – Обратно в Штаты?

- Предлагаю вам примириться, - сказал Маршал. – У нас нет к вам претензий.

Это было так удивительно, что мы все рты пораскрывали. За дебош на американском самолете полагался колоссальный срок – лет двадцать.

- Я не хочу вас сажать, - сказал маршал. – Вы, конечно, сильно меня разозлили. Но я сам сидел. Там нет ничего хорошего. Гоу эвей.

Он вынул из кармана телефоны. Лишний тут же схватил свой. Я тоже поспешил забрать мобильный.

Затем мы пожали руки, изображая дружбу.

- Ваши вещи на таможне. Пойдемте, заберем, - проговорил маршал.

Мы прошли за ним. И действительно, на таможне лежали моя и Лишнего сумки. А еще чемоданы - видимо, принадлежавшие Алексею и Диме.

- А чтобы будет с ними? – спросил я, имея в виду храбрых морячков.

- В России таких не судят. Штраф, - сказал маршал. – Дикая страна.

Мы поспешили убраться, пока он не передумал. Причем, шли быстро, не оглядываясь. Лишний и бык следовали за мной неотрывно, но делали вид, что я их не интересую. Я же все время ускорял шаг, стараясь оторваться от преследователей.

- Постой! – заорал наконец Лишний, когда понял, что догнать меня можно только бегом. – Стой, тебе говорят!

Но я сиганул в толпу встречающих, и затерялся в ней. Они меня потеряли. Потом я услышал, как кто-то ругается матом. По ушам шибануло родной речью. После англоязычного шума показалось, что я попал в бурный информационный поток. Я купил в буфете бутылку пива. Жадно ее выпил и вышел на улицу. Ну здравствуй, Россия!

- Такси нужно?! – накинулись на меня сразу несколько человек.

- Ничего ему не нужно, - их растолкал погрузневший лысоватый Диня. – Здорово. Вот, решил тебя встретить.

- Спасибо! – выдохнул я. – Едем скорее, надо забрать Катю.

- Не надо никого ниоткуда забирать. Где эти суки, лучше скажи?

- Я от них оторвался.

- Молоток.

Мы быстрым шагом пошли к стоянке.

Пока ехали, Диня делился подробностями своей спокойной устоявшейся жизни. Прибыли в какой-то тихий гаражный кооператив. Заехали между гаражей. Диня вылез, отпер тяжелые двери. И я увидел парочку бандитов, крепко связанных скотчем. При этом они были так избиты, что их лица представляли собой один большой синяк, глаза практически не открывались – узкие щелки на опухших физиономиях.

- Это ты их так?

- Не только я. Ребятки на них оттоптались. Шибко они их разозлили. Больно наглые.

- Пусть сидят здесь, - решил я, - поехали срочно к Кате. Может, Лишний знает, где она?

- Лишний?

- Так главного гада зовут.

- Ну, поехали. Только я ее вчера на другую хату перевез. Так что можно не спешить. Ты не волнуйся. Все схвачено.

- Я очень хочу ее увидеть.

- А деньги?

- Деньги тоже. Но Катю в первую очередь.

- Любовь, что ли?! – Диня улыбнулся.

- Да, любовь. Настоящая.

- Я такое не понимаю…

Я подумал, что мне его жаль. Не может человек жить без любви. Как же меня корежило от мысли, что я подверг свою девочку таким опасностям. Но другого выхода не было. Она бы ни за что не уехала со мной в Россию. А жить в Америке я не мог. Там я превращался в зверя – и рано или поздно оказался бы в тюрьме или в могиле.


Начало:
1. http://sociopat-dairy.livejournal.com/92805.html
2. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93324.html
3. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93812.html
4. http://sociopat-dairy.livejournal.com/94904.html
5. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95169.html
6. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95437.html
7. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95591.html
8. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95888.html
9. http://sociopat-dairy.livejournal.com/96199.html
10. http://sociopat-dairy.livejournal.com/96639.html
11. http://sociopat-dairy.livejournal.com/97380.html
12. http://sociopat-dairy.livejournal.com/97574.html
13. http://sociopat-dairy.livejournal.com/98072.html
14. http://sociopat-dairy.livejournal.com/98452.html
15. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99143.html
16. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99608.html
17. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99972.html
18. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100216.html
19. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100469.html
20. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100745.html
21. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100953.html
22. http://sociopat-dairy.livejournal.com/101241.html
23. http://sociopat-dairy.livejournal.com/101622.html
24. http://sociopat-dairy.livejournal.com/101777.html
25. http://sociopat-dairy.livejournal.com/102254.html
26. http://sociopat-dairy.livejournal.com/102985.html
27. http://sociopat-dairy.livejournal.com/103333.html
28. http://sociopat-dairy.livejournal.com/103524.html
29. http://sociopat-dairy.livejournal.com/171802.html
30. http://sociopat-dairy.livejournal.com/172509.html
31. http://sociopat-dairy.livejournal.com/172705.html
32. http://sociopat-dairy.livejournal.com/172917.html
33. http://sociopat-dairy.livejournal.com/173225.html
34. http://sociopat-dairy.livejournal.com/173526.html
35. http://sociopat-dairy.livejournal.com/173700.html
36. http://sociopat-dairy.livejournal.com/173845.html
37. http://sociopat-dairy.livejournal.com/174204.html
38. http://sociopat-dairy.livejournal.com/174357.html
39. http://sociopat-dairy.livejournal.com/174842.html

Tags: Берега свободы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments