Маслодельня социопата (sociopat_dairy) wrote,
Маслодельня социопата
sociopat_dairy

Categories:

Лишний

Меня ожидало впереди множество неприятных сюрпризов. Но моя американская эпопея, тем не менее, неизбежно катилась к финалу. Я понимал, что либо выберусь из этой заварухи, что я обезумел и озверел до крайности, либо останусь в печальной памяти тех, кто меня когда-то знал хорошим и неглупым парнем.

Ночью я почти не спал. Три часа, не больше. Долго лежал, глядя в потолок. Понял, что уснуть не смогу. Встал, подошел к окну. Отодвинул штору и выглянул. Пустая улица. Фонари не горят. Тихо. Город вымер. Глянул на часы. Четыре утра. И тут мне резко стало плохо. Началось с того, что я подумал – если я буду так мало спать, сердце может не выдержать. И тут же оно затрепетало испуганно, а затем забилось, как бешеное. В кровь пошел адреналин. И я ощутил, как меня захлестывает новый приступ паники. А я-то думал, что совсем излечился, и таблетки мне уже не нужны – я не принимал их несколько дней. Но нервное напряжение последних дней и недосыпание сказывались. Уже потом доктор в России диагностировал у меня маниакальную депрессию и тревожное расстройство. Вместе они давали удивительный результат.



Маниакальная депрессия отличается от обычной тем, что человек не ощущает всепоглощающую печаль. Напротив – он находится постоянно в приподнятом настроении и даже спать не может больше трех-четырех часов в сутки. Фаза активности может длиться несколько месяцев и даже более полугода, но затем неизбежно наступает период упадка сил – и тогда он ничего не может делать, даже руки поднять. Лично я в таких случаях брал отпуск – и уезжал на острова. Где курил траву и расслаблялся. Помогало отлично. А руководитель крупнейшего банка России, страдающий таким же заболеванием, правда, без тревожного расстройства, однажды оказался в неврологической частной клинике. После активной фазы (он, кстати, вообще не спал месяца три) этот человек упал прямо на заседании в кабинете большого начальства и стал кричать, что «у него нет сил, он больше ничего не может сделать». К нему отнеслись с пониманием. Он через некоторое время вернулся и занял ту же должность.

Неправда, будто бы все убийцы – психопаты. Но в моем случае – это абсолютная истина. Я социопат и немного ненормальный. Убивал я только по необходимости. Но при этом не чувствовал и тени раскаяния. Я так и не покаялся за эти грехи. Потому что в московском храме священник потребовал от меня исчерпывающего рассказа обо всем, что я сделал, и полной откровенности. Мне это так не понравилось, что я поинтересовался:

- А что, священником сложно стать? Я бы смог, к примеру?

- Ишь куда тебя понесло, - отвечал пузатый поп с важностью, - ты пока грехи свои отмоли. Священником может быть только человек духовно чистый.

«Ненастоящий, - подумал я. – Отец Федор был настоящий. А этот - фальшивый. Примерил на себя сутану. А Бог через него говорить не может».

И ушел из храма. Решил, что будут говорить с Богом напрямую, без посредников. Так и говорю до сих пор…

Страх не давал мне даже отдышаться. После сильного удара, я, едва волоча ноги, побрел на улицу, чтобы вдохнуть воздух – мне казалось, в помещении я задыхаюсь. Я вспомнил, что на соседней улице есть ночной клуб. Когда я ввалился в полутемный зал, внутри было пусто. И за стойкой тоже. Бармен вышел куда-то по своим делам. Тогда я перелез через стойку, схватил стакан и принялся цедить в него пиво. Сдув пену, выпил залпом. За ним второй.

Если вам случалось испытывать панические атаки, то вы, должно быть, знаете, что нет лекарства лучше алкоголя. Он действует почти мгновенно. Считанные минуты – и ты становишься нормальным человеком, думаешь – что со мной было только что?.. Как я мог считать, что вот-вот умру, если я в полном порядке?!

- Хэй, - закричал бармен, он появился из уборной. – Ты что это делаешь?!

- Лечусь, парень, лечусь, - и я принялся наливать новый бокал. Он подбежал ко мне, но, на его счастье, руками меня не хватал, только выкрикивал: «Вотс зе фак? Вот а ю дуинг, мен?» А я на него вообще никак не реагировал. Допил пиво. И начал наливать следующее.

- Донт ворри, - сказал я. – У меня есть деньги. Я заплачу.

- Мы не продаем спиртное в это время.

- А вот это смешно, - ответил я. – Отличное у тебя чувство юмора. Я запомню.

- Но нам нельзя.

- А я никому не скажу… И ты не скажешь, - я достал сотню и протянул ему.

Он тут же схватил купюру и сунул в карман.

- Парень, - я воззвал к его благоразумию. – Только не надо никого вызывать. Хорошо? Мне действительно плохо. Лук, мэн. Мою девушку похитили.

- О, - удивился он. – Похитили?

- Да, похоже, это была русская мафия. Мне необходимо выпить. Ты же понимаешь.

- Давай ты пройдешь за стойку, сядешь на стул, а я сам тебе налью, - предложил он. Парень был сама любезность. И я кивнул.

- Дай мне какой-нибудь коктейль, - попросил я, - такой, чтобы я был бодрым, и в голове прояснилось. Есть такой?

- Конечно, есть. Тебе понравится.

Он принялся ловко смешивать напитки, подливая из разных бутылок, а я просто сидел и наблюдал за ним. Глупо было напиваться в моей ситуации, когда мне нужен был ясный ум, но я так боялся, что меня снова посетит приступ паники, что просто не мог поступить иначе. Я вдруг понял, что не могу даже покинуть бар – мне страшно. А уж лететь на самолете – тем более. Самолет ведь может упасть. Они часто падают. Нет, это не для меня. Но не плыть же в Россию на корабле?..

Бармен был очень терпелив. Пока я накачивался алкоголем и рассказывал, что эта страна мне совсем не нравится, как и американцы, он помалкивал. Когда я стал ругать его самого, он только усмехался. А вот когда я начал блевать на стойку, бармен стал невыносим. Несмотря на мою трагедию – похищение любимой женщины – он схватил меня под руки и потащил вон из клуба.

С трудом помню, как шел по улице. Почему-то посередине дороги. Было уже часов восемь утра, и встречные автомобили возмущенно сигналили, объезжая меня. Один даже остановился, и из него выскочил молодой мужчина, принялся на меня гневно кричать. Я достал из кармана ножик, разложил его, вытянул перед собой:

- А ну-ка, иди сюда, падла.

Он запрыгнул в машину и уехал.

Кое-как я добрался до мотеля. Поднялся по лестнице, придерживаясь за перила, ввалился в номер и упал на кровать…

Когда я проснулся, был уже час дня. И я сразу стал звонить в посольство.

- Ваша виза подтверждена, - сказала мне милая девушка. - Приходите с паспортом.

Я на крыльях полетел в посольство. Но сначала заглянул в Liquer Store, взял водку с тоником и принялся пить прямо возле холодильника. Продавец пытался меня урезонить, но я оттолкнул его, достал вторую банку и выпил прямо возле кассы, высыпав из карманов мелочь. Продавец, ворча с неудовольствием, посчитал ее, после чего я вывалился на улицу.

В посольстве все прошло гладко. Я отдал паспорт и принялся ждать. Спустя полчаса мне выдали его с туристической визой в Россию. На целых полгода. Лишний не обманул – он действительно был человеком больших возможностей. Как и Мякиш, который на грузовом самолете мог все что угодно переправить на Родину, даже живого человека в ящике.

В библиотеке я залез в интернет и забукировал (то есть забронировал, если говорить по-русски) билеты в Москву. Рейс был на вечер. У меня оставалась куча времени.

Я был в Нью-Йорке уже очень давно, но так ни разу и не забрался на Статую свободы. А ведь там смотровая площадка, откуда открывается красивейший вид. Я решил, что это неправильно. Побываю там перед отлетом из страны, куда я не вернусь больше никогда… И какой же для меня был колоссальный облом, когда я узнал, что вход на Статую свободы закрыт. Власти опасались, что она станет следующей целью террористов. Вообще, градус паранойи после одиннадцатого сентября зашкаливал. Они ловили обыкновенных мусульман, а на бандитов почти не обращали внимания, что было им только на руку.



Я посмотрел на Статую издалека, печально думая, что в Америке, которую некоторые представляют берегами свободы, на деле – сплошные кандалы и ограды, а еще законы, жестоко карающие за малейшую провинность. Оттого и тюрьмы переполнены – зачастую невинными людьми. Если тебя осудили, а потом выяснилось, что ты был невиновен, но приговор уже вступил в силу, тебя никто не отпустит – так и будешь отбывать свой срок до конца. Так уж устроена Америка. Сплошное буквоедство. Никакой человечности. Во всяком случае, я ее не заметил. Последний бомж и алкоголик из России душевнее любого представителя министерства юстиции США.

Я просто прошлялся несколько часов по улицам, купил себе кое-какую одежду (в России была поздняя осень), посидел в центральном парке, как когда-то давно, когда только-только прилетел в Америку, и поехал в аэропорт.

На паспортном контроле служащий долго вглядывался в мое лицо и в фотографию в паспорте. Потом сказал:

- Вы не похожи.

- Что значит не похож? – деланно возмутился я.

- Другой овал лица.

- Пластика, - пояснил я. – После аварии я сделал несколько операций. Посмотрите на меня внимательно. Видите, нос сломан, скулы, подбородок - все переделано.

- Родинка, здесь должна быть родинка, - он ткнул в область лба. Я и не замечал эту крошечную примету, которая выдавала меня с головой.

- Врач посоветовал ее удалить, - нашелся я. – Она могла вызвать опухоль. Ну, вы понимаете.

Он размышлял. Потом нажал тревожную кнопку, вызвал начальство. Пришел еще один работник аэропорта, рангом повыше. Вместе они снова стали разглядывать фотографию в паспорте и мою физиономию.

- Он говорит, что делал пластику после аварии, и удалял родинку.

Начальник глянул на меня с любопытством.

- Вы – гражданин США. Скажите, какова ваша цель поездки в Россию?

- Мне нужно навестить больную сестру, - соврал я. – Я эмигрировал в Штаты. Но семья осталась там. Я давно их не видел. А в чем дело? Посольство выдало мне визу. Можете посмотреть.

- Я вижу. Вы должны были поменять фотографию в паспорте после операции.

- Не успел, - сказал я. – Слушайте, я страдаю серьезным нервным расстройством. Я боюсь операций. И летать тоже боюсь, честно говоря. Если вы будете и дальше меня допрашивать, у меня может начаться приступ паники. Вы действительно хотите, чтобы он начался?

- Какие таблетки вы принимаете?

Я назвал свои антидепрессанты и нейролептики. Кажется, это убедило их, что я говорю правду.

- Всего доброго, - начальник передал мне паспорт. – Обязательно смените фотографию. Иначе у вас могут быть большие проблемы.

- Конечно-конечно, - сказал я. – Обязательно сменю.

Я прошел в зал ожидания, заглянул в местное кафе, не нашел там алкоголя и расстроился. Зато алкоголь был в дьюти-фри. Без него я вряд ли долетел бы до России. Я купил три бутылки бурбона и несколько пластиковых бутылок с кока-колой. Зашел в туалет. Заперся в кабинке. Сел на унитаз. Открутил крышку. Отпил пол бутылки колы. Отхлебнул бурбон. Занюхал рукавом кожаного пиджака. Затем аккуратно долил колу бурбоном до верха. Встряхнул. Получился славный коктейль для страдающих нервным расстройством. Я вышел из туалета и, отпивая из бутылки, стал прохаживаться по аэропорту.



«Вот и все, - думал я, - я наконец вырвался».

И остановился как вкопанный. Со стороны паспортного контроля ко мне направлялся Лишний. На голове у него была все та же кепка. В одной руке он сжимал небольшую сумку, в другой нес паспорт и посадочный талон на самолет. Я так и стоял, пока он не подошел и не сказал:

- Ну что, летим?

- Я не понял, - сказал я. – Каким макаром? Ты что, тоже собираешься в Россию?

- Конечно, мы с тобой теперь везде вместе. Между прочим, Калита, наши ребята пасут квартиру, куда твой кореш отвез бабу. Ты же не думаешь, что нас можно кинуть?..

- Конечно, нет, - заверил я. И жадно припал к бутылке. Вылакал ее почти полностью. – Я в туалет, - и направился смешать себе новую порцию самого крепкого успокоительного.

Когда я вернулся, Лишний сидел напротив стеклянного витража, смотрел на летное поле, положив ногу на ногу. Я присел рядом.

- Россия, - проговорил он. – Честно тебе скажу, Калита, меня мучила ностальгия. Вот уже много лет я мечтал полететь на Родину, своими глазами посмотреть, как там дела.

Придется грохнуть и его и двух подручных Мякиша, которые пасут Диню, понял я. Другого выхода просто нет. Иначе они от меня никогда не отстанут.

- Я тебя понимаю, - сказал я. – Мне самому уже Америка поперек горла…

- А вот это ты зря. Америка - отличная страна. Только она не всех принимает. Как и Россия. Кому-то открывает объятия. Кого-то изгоняет…

- Сводит с ума, - заметил я.

- И сводит с ума тоже. Но ты… ты же, вроде бы, в порядке? Нет?

- Я-то? Да… - Знал бы он, в каком я «порядке», сильно пересмотрел бы свое мнение насчет меня.

Лишний повел носом.

- Что ты пьешь? Это же не кола?

- Бурбон.

- Не получается жить по закону? Даже в малом? Понимаю, - Лишний хмыкнул.

Я огляделся кругом. И понял, что он летит не один. Возле газетной стойки стоял парень с короткой стрижкой. Второй, похожий на боксера-профессионала, отирался у кофейного автомата. Оба они время от времени поглядывали на нас.

- Следили за мной? – спросил я угрюмо.

- А как же…

- И ночью?..

- Честно говоря, я не одобряю твое поведение, - заметил Лишний. В отличие от Мякиша говорил он красиво, блатные выражения почти не употреблял. Лишь время от времени вворачивал их в разговор, и становилось понятно, что никакой он не приличный джентльмен пятидесяти с небольшим лет, а очень серьезный дядя, с большим жизненным опытом, который тщательно скрывает. – Зачем же так напиваться? Бросаться на людей с ножом… А если бы тебя за это закрыла полиция? Давай-ка, завязывай с алкоголем. Он тебе все равно уже не поможет. Ты же большие дела делаешь, так?

- А может, я не такой человек… Может, я не подхожу для таких дел?

- Убрал парней, с которым грабил банк, грохнул Мякиша, и говоришь, что не подходишь, - Лишний уставился на меня со своей фирменной улыбкой Чикатилло.

- Я?..

- Да все уже, можешь не отпираться. Ты, парень, засветился. Официанта в кафе напротив офиса Мякиша помнишь?

- Д-да, - я постарался скрыть, что у меня стучат зубы.

- Вчера с ним подъезжали ночью, когда ты, никого не видел, шел, чтобы нажраться. Он тебя опознал. Скажешь совпадение, что ты там был, следил за офисом? А русские гранаты? Валера (знаешь такого?) сказал, что выдал тебе две Ф-1. Тоже случайность?..

Я молчал. Достал из пакета бурбон и принялся у всех на виду переливать в бутылку из-под колы.

- Да хватит уже! – Лишний отнял у меня алкоголь. – Ты что, вообще ничего не соображаешь? Я думал, ты – парень очень умный. Вон как все славно придумал. Только открытый люк на крыше оставил. Я потом нашел его. Экспертиза показала, что Мякиша задушили подушкой. А пацаны сказали, что ты долго ходил вокруг здания. Якобы проверял его. Я только понять не могу. Ты что, по воздуху летаешь. Как ты с той лестницы в окно попал. Может, ты этот – спайдермен?.. По стенам ползаешь?

Я выхватил у него бурбон:

- Смешаю в туалете.

Встал и быстро пошел к уборным.

«Они уберут меня прямо здесь. Или нет – наверное, в самолете. Скажут, что я умер в полете. Задушат и накроют одеялом. Будто я просто сплю. А потом придут за Кейт. И ее убьют – отомстят за Сашу-Мякиша. Эти уголовные твари такие мстительные».

Я сидел на унитазе, смешивал бурбон с колой и зажав плечом телефон, ждал ответа от Дини. Он никак не подходил. От отчаяния я готов был биться головой о перегородку между кабинками. Наконец Диня ответил.

- Диня, - зашептал я. – Нас пасут.

- Что?! – прокричал он. – Ничего не слышно. Говорит громче.

Я убрал бутылку в пакет, встал с унитаза, приоткрыл дверь. В туалете никого не было.

- Диня, там две шестерки в Москве – они пасут тебя. Хотят тебя грохнуть, и забрать все деньги, - это было неправдой, но как-то надо было подстегнуть моего товарища к действию.

- Вот же еб твою мать! – выругался он. – Ну что, блядь, Степан. Я так и знал. Придется мне, наверное, отдать им твои бабки.

- Ты не понимаешь. Их это не устроит. Они хотят все. Я уже лечу. Но на мне хвост. Они меня совсем прижали.

- Да? Смотри-ка, а у тебя ничего не меняется. Что в России, что в Америке – везде одно и то же. У тебя талант, братец, находить на жопу неприятности. Только я в чем провинился?

- Диня, сделай их. Помоги мне по-братски.

- Я ж тебе говорил, я серьезный человек теперь. В таких делах не участвую.

- Я тебе пятьсот штук зелени отвалил.

- Слышь, брат, ты в России давно не был. У нас это теперь вообще не деньги. На них даже дом нормальный не купишь в хорошем районе.

- Хорошо, что ты хочешь?

- Во-первых, я не понял, что ты хочешь от меня.

- Вытащи меня.

- Ладно, давай быстро излагай, что у тебя…

Я вкратце рассказал, что со мной летит вор в законе и два быка, и что еще парочка выследили Диню и ждут приказа, чтобы его завалить, а заодно убить Кейт и прибрать к рукам деньги.

- Я, вообще-то, уже труп, Диня, - сказал я. – До Москвы я скорее всего долечу в виде жмура. Так что звоню тебя предупредить.

- Вот спасибо, - мрачно ответил он. – Раньше надо было предупреждать. Ладно, я посмотрю, что можно сделать. Не прощаюсь с тобой. Удачи. Да пребудет с тобой сила.

- Сейчас не до шуток! – заорал я.

Вышел из туалета. Меня сразу же прижали к стенке два мордоворота. Обыскали карманы и передали мобильный телефон Лишнему. Он полистал звонки.

- Своему корешу отзвонился? Вот и славно. А то мы его потеряли. Он совсем куда-то запропастился. А теперь вылезет из норы. И мы его, конечно, прижучим.

- Сто пятьдесят тысяч в месяц, - сказал я. – Я от своих слов не отказываюсь.

- Отпустите его, ребятки, - сказал Лишний. – Тут везде камеры понатыканы. Нам только полиции не хватало. И идите, идите уже… - Парни разбрелись по аэропорту. А Лишний угрюмо заметил: - Ты свои сказки мог Мякишу скармливать. Но не мне. Мне за воротник заливать не надо. Я тебя насквозь вижу. Волчара ты. Зубастый. И хитрый. Но не умнее меня. Поменьше дергайся. И благодари Бога, что ты пока что мне нужен.

- Зачем?

- Как зачем? Я кореша твоего не знаю. Скорее всего, какой-нибудь конь педальный. Ребятки наши ничего на него не накопали. Будешь у нас в заложниках, пока он деньги не привезет, и девчонку твою.

- А зачем вам Катя? Она тут совсем ни при чем.

- Кровь за кровь. Ничего личного. Я сначала ее зарежу, чтобы ты видел, как она умирает. А потом уже тебе кишки выпущу. Подожду, конечно, немножко. Дам тебе над ней поплакать. Очень меня развлекают такие зрелища.

«Отлично, - подумал я, - значит, в самолете убивать не будут. По крайней мере, поживу еще некоторое время. Подышу воздухом».

- Мне в туалет надо, - сказал я.

- От страха в штаны наложить боишься? – Лишний засмеялся. Поманил пальцем одного из своих быков. – Сходи с ним. Пусть просрется как следует.

Он направился восвояси, сунув мой мобильник к себе в карман. А мы с быком зашли в туалет.

Он шел следом. Я сделал вид, что собираюсь войти в кабинку. Но вместо этого развернулся и шибанул его пакетом с бутылками по голове. Ни одна не разбилась. И на него этот удар никак не повлиял. Он тут же перешел в наступление. Схватил меня левой рукой за воротник, а правая впечаталась мне в нос. От боли из глаз брызнули слезу. Второй удар пришелся по зубам. Я грохнулся на пол. Замахал руками.

- Стой, стой! Я был неправ. Погорячился…

Он надвигался.

Тут в туалет, на мое счастье, зашел китаец. И остановился на пороге, увидев, что я сижу на полу с разбитым носом, а надо мной стоит боец со сжатыми кулаками.

Он сгреб меня за шиворот, поднял на ноги и потащил из сортира наружу.

- Никому ни слова! – сказал он китайцу, вытолкал меня за дверь и повел к боссу.

- Что случилось?! – Лишний достал из кармана платок, подал мне. – Юшку вытри. Сейчас копы набегут. Ты чего? – надвинулся он на быка. – Я же сказал – все делаем тихо.

Я прижал платок к носу.

- Сядь, - Лишний подтолкнул меня к ряду кресел. – А ты иди, иди отсюда. – Сам он уселся рядом. – Ну чего ты дергаешься?!. Все уже, все. Я же могу по-другому сделать. Парни там у квартиры, где сидит твоя девка. Хочешь, чтобы они зашли и трахнули ее?.. Нет? Ну так и не дергайся. Летим в Россию. Хорошо же. Я самолеты с детства люблю. А летал не часто. Покушаем в полете. У тебя какое место? Дай свой билет.

Я достал из кармана посадочный талон. Передал ему.

- Непруха. Ты в хвосте. Мы на носу. Ну ничего. Ты же не дернешь стоп-кран, чтобы сойти? Ха-ха-ха, - он засмеялся. Ему казалось, он отлично пошутил.

Тут из ниоткуда вынырнула пара полицейских. Лишний поначалу растерялся, затем обнял меня за плечо.

- А ю олрайт? – спросил меня один из служителей закона.

- Конечно, он в порядке, - ответил за меня Лишний. – У моего друга давление скачет. Кровь пошла из носа. Сосуды слабые. Я дал ему платок. Не волнуйтесь, офицеры. Я о нем позабочусь…

Полиция не уходила.

- Ну же, - Лишний сильнее сжал мое плечо и сказал по-русски, - Калита, скажи им, что все в порядке. А то меня так и тянет позвонить моим ребятам в Москве.

- Все в порядке, - выдавил я. – Прешша. Давление.

Они ушли. Я с тоской проводил их взглядом.

- Все правильно сделал, - Лишний отпустил мое плечо. – Ты парень, конечно, умный, умный, но дурак. Не все продумал, прямо скажем. На что ты только надеялся, не понимаю. Ну давай, поговори со мной, расскажи, как все было. А то я таких, как ты, редко встречал. Это ж надо додуматься – взорвать Сашу-Мякиша. Да еще его же гранатами. И ребенка убил. Я тебе так скажу. Детей убивать нехорошо. Мне, конечно, тоже случалось. Одного я прямо в детской кроватке зарезал. Но все равно нехорошо. Потом все время думаешь об этом, думаешь. Грех это. Хотя я в Бога не верю. Разочаровался в нем. Давным-давно.

- А в черта веришь? – спросил я.

- В черта верю. Кто-то же мне помогает. Явно не Бог. Значит сам дьявол и помогает.

Начало:
1. http://sociopat-dairy.livejournal.com/92805.html
2. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93324.html
3. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93812.html
4. http://sociopat-dairy.livejournal.com/94904.html
5. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95169.html
6. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95437.html
7. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95591.html
8. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95888.html
9. http://sociopat-dairy.livejournal.com/96199.html
10. http://sociopat-dairy.livejournal.com/96639.html
11. http://sociopat-dairy.livejournal.com/97380.html
12. http://sociopat-dairy.livejournal.com/97574.html
13. http://sociopat-dairy.livejournal.com/98072.html
14. http://sociopat-dairy.livejournal.com/98452.html
15. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99143.html
16. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99608.html
17. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99972.html
18. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100216.html
19. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100469.html
20. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100745.html
21. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100953.html
22. http://sociopat-dairy.livejournal.com/101241.html
23. http://sociopat-dairy.livejournal.com/101622.html
24. http://sociopat-dairy.livejournal.com/101777.html
25. http://sociopat-dairy.livejournal.com/102254.html
26. http://sociopat-dairy.livejournal.com/102985.html
27. http://sociopat-dairy.livejournal.com/103333.html
28. http://sociopat-dairy.livejournal.com/103524.html
29. http://sociopat-dairy.livejournal.com/171802.html
30. http://sociopat-dairy.livejournal.com/172509.html
31. http://sociopat-dairy.livejournal.com/172705.html
32. http://sociopat-dairy.livejournal.com/172917.html
33. http://sociopat-dairy.livejournal.com/173225.html
34. http://sociopat-dairy.livejournal.com/173526.html
35. http://sociopat-dairy.livejournal.com/173700.html
36. http://sociopat-dairy.livejournal.com/173845.html
37. http://sociopat-dairy.livejournal.com/174204.html
38. http://sociopat-dairy.livejournal.com/174357.html

Tags: Берега свободы
Subscribe

  • Катя

    Увидев Катю, я едва не расплакался. Не от нахлынувших чувств, а от того, в каком состоянии я ее нашел. Грязные спутанные волосы, давно не стиранная…

  • Дебош на борту

    Из аэропорта Кеннеди Боинг со мной и бандитами на борту вылетел около пяти часов вечера. Я сидел у окна. Лишний проводил меня до места. Дождался,…

  • Тиски

    Для Саши-Мякиша возвели надгробие, которому я даже немного позавидовал. Хотя не все ли равно под каким камнем ты лежишь. Время все равно сотрет тебя…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments