Маслодельня социопата (sociopat_dairy) wrote,
Маслодельня социопата
sociopat_dairy

Categories:

Тиски

Для Саши-Мякиша возвели надгробие, которому я даже немного позавидовал. Хотя не все ли равно под каким камнем ты лежишь. Время все равно сотрет тебя из памяти, и даже, если ты лежишь в громадной пирамиде, твое имя потомки могут так и не узнать. Черный мрамор. Каменной ограда в полметра высотой с башенками и колоннами. На темных плитах, занимающих не меньше десяти квардратных метров, был установлен памятник. Саша-Мякиш сидит на троне, положив ногу на ногу. На основании трона была гравировка в виде короны и подпись: «Саша, покоя тебе. Ты был справедлив ко всем, но нелепый случай был несправедлив к тебе». Могилы жены и внука находились рядом, и тоже выглядели очень богато, хотя и поскромнее. Хоронили их всех одновременно.



Сын стоял у могилы, опустив голову. Держал за руку жену. Она производила впечатление очень простой американской девушки, вышедшей из среды чирлидеров провинциальной команды – на ней даже была черная мини-юбка и спортивная майка. Не хватало только парочки пушистых штук, которыми такие девчонки любят трясти.

Незнакомый человек в кепке, я увидел его на похоронах впервые, разлил смирновскую водку по стаканам, один наполнил до краев и поставил на памятник, возле мякишевой каменной ноги. Положил сверху кусок черного хлеба.

Мы выпили. Постояли. Каждый думал о своем. Я о том, что теперь я никому не должен. Об этом, конечно, знают парни Саши. Но вряд ли они вправе что-то от меня требовать. Мякиш отправился, скорее всего, не в лучший, а в худший мир - за все свои злодеяния, и долги ушли вместе с ним. Так мне, во всяком случае, казалось… Я, разумеется, ошибся. Недооценил зловредность Мякиша.

С кладбища шли медленно. Некоторые тихо переговаривались между собой. Я заметил, что у ворот стоят две полицейские машины. Бандиты тоже обратили на них внимание. Мы подошли. И тут произошло то, чего я никак не ожидал.

Полицейские направились прямо к нам, точнее – непосредственно ко мне.

- Владимир Глотов? - спросил один из них, здоровенный негр.

- Да. – Ответил я. Оглянулся по сторонам. Братва наблюдала за этой сценой с недоумением.

- Пройдемте с нами, - сказал офицер.

- Зачем? Что я сделал?

- Пройдемте, там вам все объясним.

- Хэй, ю, - вмешался в разговор человек в кепке, разливавший водку. – Зачем тебе этот парень? Не видишь, у нас траур.

- Попрошу вас не вмешиваться. Это полицейское расследование. – Голос чернокожего звучал твердо, но было заметно, что он колеблется – стоит ли связываться с такой кодлой – а нас было человек пятьдесят. Их же только четверо.

- Будь мужиком. Дай помянуть, как люди. Потом за ним придешь.

- Мне нужен адрес, - офицер достал блокнот. – Где мы сможем его найти.

- Макдугал стрит. Русский ресторан «У Петра».

- U Petra? – переспросил он.

- Да, точный адрес не знаю. Эй, братва, - крикнул он. - «У Петра» - какой адрес?

- Макдугал пятьдесят четыре, - откликнулся кто-то.

- Слышал?

- Я записал, - сказал коп. Повернулся ко мне. – Три часа. Даю тебе три часа. Мы будем сопровождать вас. И подождем у ресторана.

- Это справедливо, – заметил Кепка – так я его прозвал.

Ничего справедливого в этой ситуации я не находил. Я быстро соображал – где я мог наследить, что понадобился копам. Да где угодно! В Коламбусе - Сара могла запросто поменять показания. По старым делам с ирландцами. Во время взрыва – может, какая-нибудь камера меня все же сняла. Или в больнице. Когда душил Мякиша… В общем, жизнь моя опять повисла на ниточке. Но полиция, по крайней мере, не убьет меня. Возможно, засадит в тюрьму на пожизненное. Даже на несколько пожизненных. Но я останусь в живых. А если ко мне появятся претензии у тех, с кем я сейчас направлялся на поминки Мякиша, то за мою жизнь не дашь и ломаного цента.

- Садись в мою машину, - предложил Кепка.



Ездил он на шикарном Cadillac представительского класса, за рулем сидел сам, хотя мне уже было понятно, что этот человек имеет прямое отношение к преступному миру и, видимо, пользуется немалым авторитетом. Охрану он не признавал. Поэтому в машине мы вдвоем.

Когда мы отъехали от кладбища, Кепка поинтересовался:

- За что тебя принять менты принять собирались?

- Понятия не имею, - я почти не соврал.

- Не за что, что ли?

- Есть за что. Теряюсь в догадках.

- Понятно… Вот в чем дело, парень. Ты меня не знаешь. А я тебя хорошо знаю. Мне Саша насчет тебя четкие инструкции дал.

Я похолодел.

- Ты, наверное, понимаешь, что Мякиш ушел, но долги с тебя не списываются. Слово дал – так держи. Указание было четкое. Когда Саши не станет, дать тебе ясно понять, что ты по-прежнему должен. Смерть его странная. Мне непонятная. И другим людям тоже. Но это вопрос второй. Первый вопрос. Как ты собираешься платить? И что с копами думаешь делать?

- Я пока еще не думал об этом. Навалилось все…

- Понимаю, - Кепка остановился на светофоре и обернулся ко мне: - Не ты Мякиша завалил?!

- Да ты что?! Я бы никогда…

- Ладно, верю. Ты бы не смог. Тут профессионал работал. А про тебя мне Саша все рассказал.

«Интересно, - подумал я, - что такого он мог рассказать, если не знал обо мне практически ничего?»

- Герой войны. Так?

- А… Да… Но я не люблю об этом.

- Ну и напрасно. Я такую биографию уважаю.

«Так, - размышлял я, - если сейчас его вырубить, можно взять машину и направить ее куда-нибудь в реку… Он утонет – а с ним и мои долги».

Я оглянулся и через заднее стекло увидел, что полицейские машины следуют за нами. Отставать они, судя по всему, не собирались – пасли меня. Кепка тоже видел их в зеркало заднего вида.

- Я оторвусь, - сказал он. – Выедем на шоссе, и оторвусь. Одно место там знаю, подходящее. Высажу тебя где-нибудь. И скройся, Калита, заляг на дно. Что у тебя с визой?

- Жду пока. Должны позвонить…

- Я помогу, чтобы сделали быстрее. Записывай телефон.

Он продиктовал свой номер.

- Меня, кстати, кличут Лишний. Догадываешься почему?

- Нет.

- Лишних много, - я впервые увидел в зеркале, как он улыбается – страшная у него была улыбка, только рот растянут неестественно, скривившись в сторону, а глаза оставались злыми и спокойными. Очень не понравилась мне эта пугающая гримаса.

В отрыв Лишний ушел стремительно. Нажал на газ, и принялся петлять между автомобилями, обходя их. Полиция сначала отстала, но потом включила сирены и снова вынырнула из-за машин. Две машины копов шли друг за другом, не разделяясь.

Лишний резко вывернул руль, ушел с шоссе, спустился на огромной скорости по пустой эстакаде и снова повернул, влетел на стоянку, запарковался и заглушил мотор. Полицейские машины, расшвыривая огни и пронзительные звуки, пролетели мимо по эстакаде.

- Все, - сказал Лишний. – Иди. Позвонишь мне завтра. Я узнаю, что с посольством.

Но позвонил я ему гораздо раньше. Далеко уйти я не успел. Меня накрыла полиция, когда я перебежал через железнодорожное полотно и пытался пересечь оживленную дорогу. Рядом тормознула полицейская машина. Я побежал. И тут же меня ударило в спину – сильно, будто молотом, и обжигающе. Все тело пронзила судорога. Я грохнулся на землю, сотрясаясь от электрических разрядов. Они шарахнули меня полицейским шокером – два провода-электрода вылетали из специального пистолета и впивались в тело.

На запястьях щелкнули наручники. И меня, одуревшего от боли, потащили куда-то. Я мотал головой, пытаясь прийти в себя. И чувствовал, как язык одеревенел, как колокольный, и лупит по утратившим чувствительность щекам. Меня повезли в полицейское управление. Если бы даже захотел, я бы не смог с ними поговорить – меня всего трясло.

Я думал, меня бросят в камеру, но меня проводили в допросную. Усадили на стул, с которого я едва не упал, покачнулся и чудом удержался.

- Что это с ним? – спросил парень в полицейских брюках и синей рубашке с закатанными рукавами.

- Пытался сбежать, - ответил негр, - пришлось шокером его остановить.

- Какого черта? Он же не преступник, а подозреваемый.

- Говорю же, он пытался скрыться. Слышь ты, бандюга, - обратился он ко мне. – Тебе лучше все рассказать офицеру Картеру. Он только с виду такой добрый. А если будешь молчать или отпираться, так зарядит, что удар шокера тебе лаской покажется.

- Адвокат, - прохрипел я.

- Что он говорит? Ничего не понимаю, - решил поиздеваться негр.

- Ладно, Джонс, проваливай, - Картер проводил садиста взглядом и сосредоточился на мне. – Прошу прощения, наш сотрудник превысил свои полномочия. Мои извинения за это. У нас к вам несколько вопросов.

- Вопросов? – слова давались с трудом, словно я доставал их изнутри живота, сунув руки во внутренности через рот. – Каких вопросов?

- Мы полагаем, вы имеете отношение к похищению Кейт Лобкофф.

- Кейт?! Что с ней?

- А вы не в курсе?

- Нет.

- Скажите, где вы были позавчера между двенадцатью и четырнадцатью часами.

- Не помню. Кейт… Кейт… Мы любим друг друга. Мы поженимся.

- Хотите воды? - предложил любезный полицейский.

- Ес. Плиз.

Он сходил, принес графин и стакан. Наполнил его и передал мне. Я схватил стакан двумя трясущимися руками и жадно принялся пить, стараясь собрать мысли в кучку – они разбегались, как тараканы под светом лампы.

- Когда вы видели Кейт Лобкофф?

- Мою невесту.

- Хорошо. Когда вы видели вашу невесту в последний раз?

- Я заходил к ней на работу. Она же полицейский, как и вы.

- Когда это было?

- Несколько дней назад. Меня видел ее коллега. Виктор. Фамилию, к сожалению, не знаю…

- А потом? Вы больше не встречались?

- В этот день мы были вместе. И всю ночь. Утром я ушел. После завтрака. А что? Что с ней случилось?

Полицейский помолчал некоторое время, размышляя.

- У нас есть основания полагать, что ее похитили. Свидетели видели, как ее затаскивали в фургон.

- Как же так?! – вскричал я. – Вы должны выяснить, кто это был! – Я вскочил, отбросив стул. – Скажите мне, что с ней все в порядке! Что она жива!

- Успокойтесь. У нас нет оснований думать, что ее убили. Похитители обычно требуют выкуп. Но ее семья небогата. Скажите, вы не ссорились с ней? Ее отец сказал, что у вас были сложные отношения. Вы где-то часто пропадали.

- Я играл в казино. Уезжал в Атлантик-сити.

- Вы игрок?

- Да, я гэмблер. Но это не имеет значения.

- Выигрывали? Проигрывали?

- Иногда выигрывал. Иногда проигрывал. Какое это имеет значение?

- Сейчас все имеет значение. Скажите, Владимир, давно вы в Соединенных Штатах?

«Если бы я только знал, - подумал я, - понятия не имею, когда Шалый прибыл в эту проклятую страну. Но он, к несчастью, не успел мне об этом поведать».

- Давно.

- Когда вы прибыли?

- Вы уверены, что ее не убили?! – выкрикнул я. – Моя невеста! Любовь всей моей жизни. Эти люди хотя бы есть на камерах?! Сейчас же везде камеры.

- Да. Они есть на камерах.

- Ну. Так кто они?

- Русские бандиты, - ответил полицейский. – Их уже опознали. Оба, что довольно странно, вылетели из страны.

- Куда? Куда они вылетели?

- В Россию.

- Это какая-то ерунда. Кейт приехала в Штаты маленькой девочкой. Она не знает никаких русских бандитов.

- Никаких. Кроме вас, Владимир, - коп сверлил меня пристальным взглядом.

- Бросьте, я не бандит.

- А мы полагаем иначе. У нас есть ваши фотографии в ближайшем окружении русского бандита, тиф ин лоу, как у вас принято их называть. Он умер. И вы были на его похоронах.

- Ерунда, мы почти не знакомы, - сказал я. – Я знаком с Йосей. Братом Кейт. Он меня и познакомил с Сашей.

- Зачем?

- Он говорил, что, возможно, у него найдется для меня какая-то работа. Но я не был в этом уверен.

- Не были уверены, но все равно пошли?

- Именно так.

- Значит, брат вашей невесты - бандит и связан с бандитами.

- Ну да.

- А она полицейский?

- Точно.

- Это довольно странно, не находите?

- Знаете, что я думаю, - я придвинулся поближе, - кто-то похитил Кейт, чтобы шантажировать ее брата-бандита. Вам нужно было брать не меня, а его. И как следует потрясти. Узнать, кого он разозлил. Кто хочет ему насолить.

- Хм, - полицейский обернулся к зеркалу. За ним точно стояли и наблюдали за нашей беседой. Возможно, у них даже был специалист, который читал по лицам и жестам, и определял, вру я или нет (есть и такие). – Мы обязательно рассмотрим это предположение. Оно мне представляется очень… - Он долго подбирал слово. – Любопытным.

- Да все так и есть. Я уверен.

- А вы знаете каких-нибудь врагов брата Кейт? Как, вы сказали, его зовут?

- Иосиф. У меня есть предположение. Одного знаю. Это отъявленный негодяй. Он вполне мог похитить мою герлфренд.

- Назовите его имя.

- Точно имени я не знаю. Только кличку. Йося, то есть Иосиф, называл его Бандера. – Я заметил, что полицейский ничего не записывает, но, наверное, здесь была специальная аудио-аппаратура, чтобы прослушивать разговоры тех, кого допрашивают, снова и снова, и анализировать.

- У меня же есть право на звонок? – поинтересовался я.

- Хотите позвонить адвокату?

- Ну да, можно и так сказать.

- Хорошо, пойдемте.

Мы прошли через полицейское управление. Причем, он снял с меня наручники. Наконец-то. Я смог самостоятельно набрать номер, совсем недавно записанный на мобильник. Послышался знакомый голос.

- Да?

- Лишний, это я, Владимир Глотов. Я в полиции. Они меня все-таки поймали. Шьют, что я похитил девушку.

- Ничего им не говори. Я пришлю адвоката. Где вы?

- Где мы? – спросил я копа.

- Бруклин.

- В Бруклинском полицейском управлении.

- Хорошо, жди.

- Я больше ничего не скажу без адвоката, - сказал я.

- Напрасно, - ответил полицейский. – Потому что у меня больше вопросов нет. Есть просьба. Не уезжайте пока из города. И оставьте свой номер телефона и адрес. Чтобы мы всегда могли с вами связаться.

- Я живу в отеле, - сказал я.

- Как?! Разве вы не жили с вашей невестой?

- Без адвоката я ничего не скажу.

- Хорошо, хорошо, у меня больше нет вопросов.

У него, похоже, не было никакого желания общаться с адвокатом. А звонок они мне, скорее всего, дали, что посмотреть, кому я позвоню, и записать разговор.

- Так я позвоню, скажу, чтобы он не приезжал?

- Ни в коем случае, - ответил коп. – Пускай приедет. У меня и к нему есть пара вопросов.

«Хочет узнать, кто его нанял, - понял я, - ха, так он ему и сказал». Есть, конечно, адвокаты-дураки, но бандиты таких не держат.

Адвоката я дожидаться не стал. Отпустили – так отпустили. А Кейт, похоже, похищали жестко. Посреди белого дня. Интересно, зачем эти двое улетели в Россию? Засветились – и Мякиш отправил их куда подальше?.. А что если он послал их туда, чтобы они контролировали меня? Со всех сторон обложил, вот ведь змей… Но платить его сыну сто пятьдесят тысяч долларов в месяц – это безумие. Я же не нефтегазовый король, чтобы иметь такие деньжищи. Или он думает, я резко стану владельцем заводов, газет, пароходов в России. Обогащение – процесс поэтапный. Это раньше с помощью залоговых аукционов и нечестной приватизации можно было мгновенно стать владельцем частного предприятия, рыночная стоимость которого миллионы. А теперь вся собственность поделена. Можно, конечно, порейдерствовать – но рейдеров миллиардеры успешно мочат. Так что все очень сложно. Нужно будет разобраться с этими двумя странными ребятками.



Первым делом я убрался из Хилтона, адрес был записан в полиции. Дорого и небезопасно. Затем избавился от пистолета – просто выбросил его в Гудзон. Не хватало еще, чтобы меня засадили в тюрьму за незаконное ношение оружия. Разрешение можно получить на хранение и постреляшки в тире. А носить с собой ствол в штате Нью-Йорк категорически запрещено. А поскольку я теперь под прицелом полиции, лучше не иметь при себе ничего компрометирующего. Оставил я только раскладной нож, купленный давным-давно в Южном Бронксе. Он мне по-прежнему нравился.

Затем я купил одноразовый телефон, карту айпи-телефонии и позвонил Дине. Он сразу взял трубку.

- Ну что? – без предисловий спросил я. – Забрал все?

- Ну да. Там без вопросов. Передали мне твою девку и бабки. Пятьсот штук я взял.

- И сколько там осталось?

- Я не считал. Навскидку лимона полтора.

«Грабеж!»

- Как она?

- Девчушка? Была в бессознанке. Я ее отвез на съемную хату. Сидит там. Вроде, в себя пришла. Но нервная. Ругается не по-русски.

- Ты с ней помягче.

- Я с ней вообще никак. Зачем мне с ней разговаривать?

- Она что-нибудь спрашивала?

- Ну да, всякое. Но мне неохота отвечать.

- Правильно. Не отвечай, - сказал я. – Приеду, сам с ней обо всем поговорю.

- А когда тебя ждать?

- Скоро. Визу получу, и сразу вылетаю. Слушай, а там не было двух парней? Ее никто не сопровождал?

- Нет. Мне сказали номер груза. Пропустили на поле. Я прошел. Открыл ящик. Там она лежит. И сумка с бабками…

- Ее что, везли в ящике?

- Ну да. Ящик причем заколочен был, но с дырками. Хотя дырок мало. Я еще удивился, как она не задохнулась.

- Блядь, - выругался я. – Я же просил их – аккуратнее с ней.

- Ладно, успокойся ты. Лучше скажи, что за парни?..

- Забудь.

- Ну, смотри. Если ко мне кто-то придет, я за тебя впрягаться не буду, Степа. Так и знай.

- Встретишь меня в аэропорту?

- Ладно… Звони.

Поговорив с Диней, я позвонил в посольство. И мне сообщили, что моя виза не подтверждена.

- Что? – заорал я. – Это еще почему?!

- Когда вы придете, мы дадим вам письменный ответ.

Я направился прямо в посольство – и, отстояв очередь, получил ответ. Чертов Шалый сохранил российское гражданство. И ему не дали визу. Потому что он должен был получить в посольстве российский паспорт и по нему оформить загранпаспорт. И по нему уже въезжать в страну с проставленной визой. Дурацкие законы. Но, тем не менее, дело обстояло именно так, и я вынужден был им подчиниться. Я не знал даже, кому дать на лапу, чтобы вылететь из США на Родину. Дашь взятку, а человек окажется кристальной честности – и сдаст тебя куда следует. Бывают ведь такие принципиальные господа. Может, Лишний поможет?

Я снова позвонил мрачному типу в кепке.

- Ты зачастил, - сказал он с неудовольствием, - мой адвокат просто так прокатался. Что за дела?

- Полицейский произвол. Они хотели допросить адвоката.

- Ладно, проехали. Что у тебя за дело?!

Я вкратце изложил свою проблему.

- Помогу, - сказал Лишний, - ради памяти своего верного кореша Саши-Мякиша. И для его сына. Но ты злоупотребляешь моей добротой.

- Это в последний раз.

- У меня есть выход на посольство. Я тебе говорил. Завтра позвони туда. Узнай, что с визой. И помни, отныне ты не только Сашин должник, но и мой.

- Хорошо. - Что мне еще оставалось?..

Я поселился в маленьком мотеле, надеясь, что это мое последнее пристанище в Америке. И отсюда я наконец улечу в Россию.

«А папаша у Кейт оказался не таким милым дядькой, каким притворялся, - подумал я, - наболтал обо мне полиции всякого. Небось выставил не в лучшем свете. Пропадал я… Какое ему дело, где я пропадал?.. Хотя он сейчас, наверное, в шоке. Он же не знает, что Кейт вывезли из страны по моей просьбе… А ну-ка, навещу-ка я семейство Кейт. Пусть думают, что их будущий зять примчался, весь вне себя от горя, от того, что его невесту похитили. И полиции будет полезно узнать, как я волнуюсь о девушке-полицейской - вместе со всей ее большой семьей»…

Когда дверь открылась, папаша Кейт побледнел и попятился.

- Самуил Яковлевич, - сказал я. – Вы знаете! Кейт похитили!

- Разумеется, я знаю! - вскричал он и проорал вглубь дома. – Римма, пойди сюда. Это Владимир!

Выбежала взволнованная мама моей будущей жены.

- Негодяй, - сходу накинулась она на меня едва ли не с кулаками. – Куда ты дел нашу девочку? Она у нас одна… Одна… Одна…

- Успокойтесь, Римма Яковлевна, - у них были одинаковые отчества с мужем, - я понятия не имею, где Кейт. Я не видел ее несколько дней. И вдруг меня забрала полиция. Как? Почему? Я ничего не могу понять. Может, она уехала с кем-то?

- Что? – Римма Яковлевна схватилась за сердце. – С кем? Зачем?

- Я не знаю…

- Молодой человек, вы, извините, идиёт, - Самуил Яковлевич поправил очки. – Ее затащили в машину прямо на улице. Как вы думаете, если человека затаскивают в машину, он очень хочет с этим похитителем сбежать?

- Кавказцы похищают невест, - нашелся я. – У нее не было какого-нибудь знакомого кавказца?

- Пройди в дом, - мама Кейт убедилась, что я ничего не знаю, и я снова стал для нее «своим человеком».

Они оба посторонились, и я прошел.

Бабушка Кейт лежала на кровати с убитым видом. Рядом стояла табуретка, на ней - множество таблеток в пачках и пузырьков с успокоительными каплями.

- Всем очень плохо, - сказала Римма Яковлевна, - мы не знаем, что и предположить, хватаемся за последнюю соломинку.

Отец похищенной покашлял:

- Ты извини меня за идиёта. Это все нервы… - Он постучал себя по груди. – Я, наверное, схожу с ума.

- И я, признаться, тоже. – Я присел возле бабушки: - Ну как вы? Держитесь.

Она чуть приоткрыла веки, тяжело вздохнула и снова закрыла глаза.

- Совсем плохая, - сказал Самуил Яковлевич. Подошел к буфету, достал бутылку с коньяком, налил в стакан и залпом выпил.

Римма Яковлевна посмотрела на него с осуждением.

- Сейчас можно. Это нервы! – выкрикнул он.

- И мне налейте, - попросил я.

После конька на душе потеплело. Я еще немного посидел с ними. Задвинул и для них версию, что Кейт похитили дружки Йоси. Они, кажется, даже согласились, что такое возможно. Может, скажут об этом полиции. Ход мыслей копов и семейства Кейт сольется воедино – и выведет общую версию произошедшего. После чего Йосю начнут трясти – кто мог украсть его сестрицу. Возьмут Бандеру. Ему не помешает немного помариноваться в полиции. А Йося, конечно, не сдаст меня. Во-первых, потому что боится. А во-вторых, потому, что тогда его семья узнает, что он был в курсе готовящегося похищении сестры, но никого не предупредил. После чего милейший Самуил Яковлевич заявит, что сына у него больше нет. Да и вообще, пока они раскрутят всю эту историю, я уже буду далеко отсюда.


Начало:
1. http://sociopat-dairy.livejournal.com/92805.html
2. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93324.html
3. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93812.html
4. http://sociopat-dairy.livejournal.com/94904.html
5. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95169.html
6. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95437.html
7. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95591.html
8. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95888.html
9. http://sociopat-dairy.livejournal.com/96199.html
10. http://sociopat-dairy.livejournal.com/96639.html
11. http://sociopat-dairy.livejournal.com/97380.html
12. http://sociopat-dairy.livejournal.com/97574.html
13. http://sociopat-dairy.livejournal.com/98072.html
14. http://sociopat-dairy.livejournal.com/98452.html
15. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99143.html
16. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99608.html
17. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99972.html
18. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100216.html
19. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100469.html
20. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100745.html
21. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100953.html
22. http://sociopat-dairy.livejournal.com/101241.html
23. http://sociopat-dairy.livejournal.com/101622.html
24. http://sociopat-dairy.livejournal.com/101777.html
25. http://sociopat-dairy.livejournal.com/102254.html
26. http://sociopat-dairy.livejournal.com/102985.html
27. http://sociopat-dairy.livejournal.com/103333.html
28. http://sociopat-dairy.livejournal.com/103524.html
29. http://sociopat-dairy.livejournal.com/171802.html
30. http://sociopat-dairy.livejournal.com/172509.html
31. http://sociopat-dairy.livejournal.com/172705.html
32. http://sociopat-dairy.livejournal.com/172917.html
33. http://sociopat-dairy.livejournal.com/173225.html
34. http://sociopat-dairy.livejournal.com/173526.html
35. http://sociopat-dairy.livejournal.com/173700.html
36. http://sociopat-dairy.livejournal.com/173845.html
37. http://sociopat-dairy.livejournal.com/174204.html

Tags: Берега свободы
Subscribe

  • Катя

    Увидев Катю, я едва не расплакался. Не от нахлынувших чувств, а от того, в каком состоянии я ее нашел. Грязные спутанные волосы, давно не стиранная…

  • Дебош на борту

    Из аэропорта Кеннеди Боинг со мной и бандитами на борту вылетел около пяти часов вечера. Я сидел у окна. Лишний проводил меня до места. Дождался,…

  • Лишний

    Меня ожидало впереди множество неприятных сюрпризов. Но моя американская эпопея, тем не менее, неизбежно катилась к финалу. Я понимал, что либо…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments