Маслодельня социопата (sociopat_dairy) wrote,
Маслодельня социопата
sociopat_dairy

Categories:

Мои соболезнования

Бандера и Валера словно мгновенно прозрели. И отпустили друг дружку. Выглядели они порядком смущенными. И правда глупо, - было написано на физиономиях, - бить лица своим товарищам из-за обычной лярвы.

Мякиш сел во главу стола. Остальные расселись по лавкам.

- За фарт! – сказал Саша, и опрокинул в себя рюмку водки.



Он произносил еще много коротких и лаконичных тостов. Потом присоединились пацаны. И пошло, поехало. Такого богатого тюремного фольклора я еще не слышал - даже от Юры Закидона. «Всяких там мажоров ждут Оксфорд и рояль. Блатных корешей – алкоголь, сигареты, беспредел и всякая шваль. За нас кореша!» «Тяжёлый крест мне пал на долю, тюрьма всё счастье отняла. Спасибо Саше-Мякишу, помог обрести новое». «Воровские, шагай весело по жизни, дави клопа и масть держи!» «Вор ворует! Фраер пашет! Так тому и быть. За сказанное». «У пидарасов счастье сзади, а у нас, бродяги, впереди. За сказанное».

Потом снова взял слово Саша-Мякиш:

- Когда я в первый раз этого пацана увидел, то подумал: ему бы голову оторвать, да дать в руки поиграться. Но потом оказалось, что он свой пацан, да еще и фартовый. Очень мне помог, пацаны, важное дело сделал. За тебя, Калита! Чтоб твой фарт не кончался.

Я был польщен. Поднялся. Надо было что-нибудь сказать в ответ. Я припомнил кое-что из того, что говорил Закидон…

- Спасибо, Саша, что пригрел, - сказал я. – Перед людьми я виноват, перед тобой и Богом чист.

- За сказанное! – Мякиш поднял рюмку.

В общем, ребятки приняли меня за своего… Сильно заблуждались они на мой счет. Я их всех презирал. Отвратительные типы. Если бы меня не свела с ними судьба, никогда бы не сел за один стол с такими, как Мякиш, и прочие отморозки.

Мякиш не стал дожидаться окончания банкета. И уехал. Правильно сделал. Про своих ребят он все хорошо понимал. Блатата перепилась и стала драться. Проституток трахали прямо на столе. В углу склада один из пацанов блевал. Другой мочился, не выходя на улицу. Бандера заехал по физиономии девице. Парень по кличке Бур стал демонстрировать собственную крутость – сначала откусил стакан и принялся жевать, изо рта при этом полилась кровь, а потом разбил бутылку об голову. После водочной ничего с ним не случилось. А вот шампанским он бахнул себя в лоб так, что опрокинулся на пол.

Я решил, что пора убираться.

- Валера, пока, - я пожал руку своему главному корешу и пошел к двери.

- А ну-ка стой! – меня резко схватил за плечо и развернул к себе Йося.

- Чего тебе? – спросил я тихо и вкрадчиво.

- Ты зачем сеструху мою обижаешь?

- Пойди проспись, - сказал я.

- Сука! – Он попытался меня ударить. Но я ушел в сторону и тут же с правой ударил его крюком. А потом добавил с левой под подбородок.

Оставив Еврея лежащим в бессознанке, я наконец покинул чертов склад.

Мякиш позвонил на следующий день. Ближе к вечеру. Я торчал с утра в биллиардной, гонял шары.

- Сделано, - сказал он.

Я даже не стал уточнять, какую сумму я получу в Москве в результате всех махинаций. Уберусь из Америки, расплачусь с Диней, Катя будет со мной, на домик хватит. Этого довольно.

- Когда летишь? – спросил Мякиш.

- Как только визу дадут.

- Правильно. Не задерживайся. А то мало ли что. Как приедешь, отзвонись. Обсудим детали.

На следующий день я подал документы Шалого на визу.

Пришло время действовать. Я и не знал тогда, что Владимир Глотов от российского гражданства не отказался. И я все сделал неправильно. В визе мне отказали. Но пока что я был уверен, что улечу из Америки без всяких проблем.

В отеле Хилтона из гранат Ф-1 я соорудил нехитрую бомбу, которая должна была взорваться по звонку мобильника. Двухсторонним скотчем прилепил магниты – в общем, все предусмотрел. У Мякиша был Jeep Cherokee. Стекла наверняка бронированные. А вот днище – кто его знает. Я надеялся, что днище не укрепляли стальными листами. Хотя все криминальные авторитеты – настоящие параноики и очень боятся за свою жизнь. Неудивительно - врагов и тех, кто притворяется их друзьями, у них полна коробочка.

Подъехав утром к офису Саши, я некоторое время проторчал в кафешке неподалеку – несколько столиков были вынесены на улицу. Специально надел футболку с капюшоном и натянул его на голову. Я пил кофе Американо и ждал.

Мякиш приехал около десяти. С охраной. Все зашли в здание. Тогда я кинул на стол десять долларов и побежал через дорогу. Из пакета достал бомбу. Шлепнул ее под днище и побежал обратно в кафе. Официант так и не успел подойти. Поэтому я забрал баксы, дождался его и заказал еще кофе. Все заняло секунд пятнадцать. Никто не обратил на мое странное поведение никакого внимания. Случайные прохожие смотрели в другую сторону. Камер я не заметил. А официант пропадал во внутренних помещениях кафе.

В офис Мякиша приехало несколько человек. Ухоженный мужик в дорогом костюме, похожий на конгрессмена, пацаны по каким-то делам, немолодая женщина с ребенком.

«Это еще кто? – удивился я». При этом здание пустовало. Там был только офис Мякиша. И заброшенный склад на первом этаже. В подвале обитали только крысы.

Я достал мобильный, положил на стол и выжидал. Я был готов, если потребуется, просидеть здесь целый день, до вечера. Но авторитет появился гораздо раньше. Он вышел с женщиной и ребенком. И с одним охранником, который сел за руль. Саша занял пассажирское сиденье. Женщина и ребенок устроились на заднем.

«Черт! – подумал я. – Дело плохо».

Скорее всего, это внук Мякиша и его жена. Я почему-то думал, что она моложе.

Машина завелась. Но пока не трогалась с места. Я медлил. Рука потянулась к мобильнику.

«Что ты делаешь? – проговорил внутренний голос. – Хочешь взорвать ребенка?»

Не совсем же я изувер, думал я. Но мне надо улетать отсюда как можно скорее. И где гарантия, что они не обнаружат бомбу в самое ближайшее время? Параноики очень любят проверять свои машины, опасаясь, что их взорвут.



Я нажал на пару кнопок, и телефон набрал номер. Гранаты рванули с диким грохотом. Автомобиль подбросило в воздух. Осколки свистнули в воздухе - и поразбивали стекла и в соседнем в здании и в домах через улицу. Я упал на асфальт возле столика, спрятал мобильник в карман. Из кафе выбежал перепуганный официант. Искореженная машина стояла на колесах, но вся скособочилась, из-под капота пробивались языки пламени. В салоне полулежали темные фигуры со склоненными головами. Только ребенка не было видно.

- Ты чего стоишь?! – заорал я на официанта по-английски, поднимаясь и отряхивая одежду. – Людей доставать надо. Машина горит!

Он, как по команде, сорвался с места и бросился к джипу. С другой стороны уже бежал еще один смельчак – помогать пострадавшим. Я наблюдал. Надо было убедиться, что Мякишу конец.

Сначала из машины выволокли женщину и ребенка, потом водителя, и последним – авторитета. И тут я с содроганием увидел, что его черное туловище шевельнулось. Он вздрогнул, раз, другой, и начал приподниматься. Тем временем из офиса выбегали пацаны. Мякиша уложили на асфальт, мужик снял с себя куртку, подоткнул ему под голову, чтобы было удобнее.

Надвинув капюшон, я быстро пошел по улице к сабвею. Через сорок минут я уже был на складе в Бруклине. Зашел. После позавчерашнего здесь царил грандиозный бардак. Никто так и не удосужился убраться. Но за столом сидело четверо пацанов, в том числе и Валера, и пили водку.

- Привет, - сказал я, - присел на скамейку. – Опохмелиться найдется?

- Да, конечно, братан, - ответил Валера и налил мне полную рюмку.

Мы мило посидели, болтая о бабах и машинах. Потом у одного из ребят зазвонил мобильник, он поднес его к уху и, расширив глаза, сообщил:

- Саша подорвался. В больничку свезли.

- Чего?! – Пацаны повскакивали с мест.

Я последовал их примеру. Тоже вскочил:

- Что делать будем?!

- А что мы можем сделать? – отозвался Валера.

- Кто это может быть-то? – спросил один из них.

Вопрос остался без ответа.

- Надо, наверное, к Мякишу в больницу ехать, - подсказал я.

- Точно! Поехали!

Мы сели в две машины и помчались в больницу.

«Как неудачно вышло, - размышлял я угрюмо. – А ведь хороший был план. Дельный. Теперь он усилит охрану. Да и мальчик этот… Нехорошо детей убивать».

На входе в больницу всю кодлу попытался остановить охранник. Ему просто сходу свернули челюсть и ворвались внутрь. Один из ребят отловил медсестру и стал трясти ее, спрашивая: «Человека взорвали. Сюда привезли. Где он?» Та от испуга ничего не могла ответить, только тыкала пальцем в сторону лифта. В коридоре на третьем этаже хоспитала толпились пацаны. Мы влились в их ряды. Все обсуждали то, что произошло, строили предположения, кто бы это мог быть, и собирались жестоко мстить за босса.

Мякишу в это время делали операцию. Доставали из него осколки и штопали.

Я узнал, что трое остальных пассажиров джипа скончались. Внука Саши и водителя убило на месте. А жена авторитета умерла по дороге в больницу, не приходя в сознание.

- Мне кажется, я знаю, кто это сделал! – заявил я.

Удалось привлечь всеобщее внимание.

- Итальяшки. Саша не говорил, а я не хвастался, но я завалил одного макаронника. Похоже, они узнали, кто меня прислал…

- Откуда они могли узнать?

- Понятия не имею. Но я уверен, это они.

Я наткнулся на подозрительный взгляд Йоси. В нем читалось – это ты, не захотел платить, и грохнул босса.

- Черт побери! – выкрикнул я. – И ведь я только-только нашел человека, которому можно быть верным до гроба.

Пацаны закивали.

- Надеюсь, он выкарабкается.

Операция длилась несколько часов. Приехала полиция и всех выгнали из больницы. Один из копов пробовал выяснить, кто ударил охранника. Но он сам никого не смог опознать, так что нас отпустили восвояси, потребовав больше не врывать в лечебное учреждение.

Ко мне приблизился Валера.

- Слушай, насчет макаронников, это ты серьезно?

- Ну да, - подтвердил я. – Знаешь, что я тебе скажу. Это же их почерк – взрывать машину. Тротил подложили и бабахнули.

- Ребенка-то зачем убивать? – Валера удрученно вздохнул. – Так на них непохоже. Они детей вообще-то любят. Одного парня завалить хотели. Так он был с семьей. И они его не тронули. Сам лично знаю.

- Они же все разные, - сказал я. – Кто-то детей любит, кому-то на них наплевать. И потом, они наверняка наняли какого-нибудь киллера. Может, даже не итальянца. Профессионала. У них, знаешь ли, ни души - ни сердца.

- Тут ты прав. – Валера кивнул. – Как думаешь, а если мы выясним, кто это – и грохнем его – может, нам Мякиш бабла за это отвалит? Если, конечно, выживет...

- Отличная идея, - одобрил. – Только надо и других ребят подключить. Их же много. Не будем рисковать.

- Точно.

- Давай я с ними поговорю.

Я подошел к группе парней и громко сказал:

- У Валеры есть отличная идея, пацаны. Пока Мякиш залечивает раны, мы тех, кто его пытался грохнуть, завалим. Да, Валера?

- Ну да, - заговорил Валера, - я так думаю, что это макаронники. Зуб за зуб. Глаз за глаз.

- Оба глаза, - уточнил кто-то.

- Мякиш не одобрит войну, - вмешался Йося.

Пацаны зашумели.

- Да послушайте же, - сказал он. – Мы не можем воевать с итальянцами. Их больше, это раз. За них китайцы и ирландцы впрягутся, если мы начнем беспределить. Это два. Надо по-любому дождаться, что Мякиш скажет. Я вообще не уверен, что это итальяшки сделали.

- Ты чего, боишься, что ли? – поинтересовался я громко, так чтобы все услышали.

- Я?! Боюсь?! – взметнулся Йося. – За базар ответишь?!

- Хорош бакланить, - заговорил один из ребят с погонялом Хрипатый. – Я смекаю, что я тут самый старший. Значит, пока Саша в себя не придет, мне малину держать. Андерстенд? Я делами позаправляю пока. Кто против, может сразу высказаться.

Все промолчали, я в том чисел, Хрипатый пользовался уважением.

- Я покумекал малость, и вот что думаю. Копы уже дело взяли в оборот. Там камеры-шмамеры, лаборатории-амбулатории, эксперты всякие… Короче, они быстро на этих кренделей выйдут. А когда выйдут, нам наш человек мявкнет, кто Сашу хотел завалить. Подождать немного надо, я так думаю.

- Но за Мякиша надо отомстить! – выкрикнул я.

- Правильно, мстить! На перо всех! Пошмалять паршивцев без разбору! Маслину им в башку! – зашумели пацаны.

В общем, всячески подогревая воинственные настроения, я выглядел едва ли не главным сторонником мести за этот подлый беспредел. Но Йося меня беспокоил. Поганый родственник мне достался, думал я. Они с Бандерой о чем-то тихо переговаривались, стоя в стороне от других. Вполне возможно, прикидывали, как меня расколоть…

Я подошел к ним.

- О чем базарим, парни?

- Да ни о чем, - буркнул Йося. – Я Бандере говорю, что, когда ты появился, все пошло не так. Сначала Юру Закидона завалили, теперь Саша-Мякиш попал. Совпадение?

- Конечно, - заверил я его.

- Что-то много совпадений. И трупов много, - Еврей переглянулся с Бандерой. – Моему корешу не нравится, что, если бы он доехал в Коламбус, он тоже был бы трупом. И ты ему не нравишься. Понятно?

Я посмотрел Бандере прямо в глаза. Я улыбался, он нет.

- Все это в прошлом, - сказал я, не отводя взгляда. – Мы теперь на одной стороне. Не забывайте об этом. – И отошел от них, осознав, что с этими двумя никак не договориться.

Надо постоянно торчать рядом с пацанами, решил я, контролировать ситуацию. Потому что в любой момент копы могут передать какую-нибудь информацию, и тогда я улететь из страны не смогу. Меня просто разорвут в клочья. Надо держаться поближе с Хрипатому. Похоже, у него связь с полицией…

Как назло, дальше все пошло совсем наперекосяк. Узнав, что Сашу-Мякиша подорвали, объявился дон Марциано. Позвонил мне на мобильный.

- Я недоволен, - сказал он холодно. – Ты грязно работаешь.

- Я доделаю то, что начал, - заверил я его.

- Мне уже все равно. Завтра я возвращаюсь.

- Что?! Этого нельзя делать, – заволновался я. Мякиш мог очнуться в любой момент. И как только он узнает, что Марциано жив, все, я покойник.

- Ты думаешь, что можешь мне указывать, что можно делать, а что нельзя? – Макаронник затявкал, захлебываясь смехом. – Будь на связи. Возможно, ты мне еще пригодишься.

Приплыли, понял я. У меня срок до завтра, чтобы кончить Мякиша. Завтра появится Марциано. Мякиш придет в себя после операции. Ему доложат, что мафиозо жив, и можно заказывать гроб.

К больнице я приехал под вечер. У входа тусовались пацаны, внутрь их не пускали. Но они условились по очереди дежурить прямо на стоянке. Моя смена начиналась прямо сейчас. Я сменил одного из парней, и мы остались втроем – я и два бандюка, один из них был просто тупым быком, его так и называли - Бык, зато второй хитрый и приблатненный - по кличке Лепень.

- Пацаны, - сказал я. – Я что думаю, это неправильно, что мы на улице дежурим. Вдруг кто-то заберется в больницу через черный ход… В общем, надо бы нам сделать так. Один стоит тут, а двое других обходят здание по периметру. Вон сколько окон на первом этаже. Забирайся - не хочу.

- На них же решетки, - ответил Лепень.

- Ха, решетки. Отломать эту решетку, как нефиг делать.

- Да ладно. Она прочно вделана. Я проверил.

- Точно? Ты все проверил?

- Ну да. Вход тут один.

- Ладно, я пойду еще раз проверю. Надо тщательно все осмотреть. Потому что эти гады могут вернуться, чтобы довести дело до конца.

- Ну иди, - сказал Лепень. – Коли охота. Но, говорю тебе, я все проверил.

- Одна голова хорошо, а две лучше. Проверю еще раз.



Я обошел здание. Сзади была пожарная лестница. Не понимаю, как ее можно было не заметить. Правда, с этой лестницы до окон в палатах было не добраться. Но можно было забраться на самый верх больницы. Может, на крыше есть люк...

И я полез на верхотуру, стараясь не смотреть вниз. Высоты я боюсь. Но бегать по крышам мне уже приходилось. Люки и в самом деле были. Но заперты изнутри. Я безуспешно подергал их, и понял, что это бесполезно – с крыши внутрь мне не попасть.

Тогда я спустился по лестнице до окон третьего этажа. До подоконника было не меньше метра. А стена здания гладкая, без уступов, даже зацепиться не за что. Я слез вниз, забрался на ближайшую стройку – в поисках чего-нибудь подходящего, и нашел там доски.

Я думал, что сдохну от липкого страха, когда укладывал доску на подоконник и лестничную перекладину. Она едва держалась. Пройти по ней может только сумасшедший. Или кто-то на грани отчаяния, кому угрожает смертельная опасность. Я вытянул ногу, опустил ее на доску, и тут же отдернул. Стоял на лестнице и не мог отдышаться. Нет, я точно свалюсь вниз…

Я постарался собраться, выдохнул, быстро шагнул на доску и прыгнул с нее на подоконник. Припал стеклу, стараясь к нему приклеиться, как муха. Доска полетела вниз и с грохотом упала на асфальт. В глаза потек пот, я чувствовал, что спина вся промокла. Окно состояло из трех секций. Левая была приоткрыта, но держалась не щеколде. Я, двигаясь очень осторожно, боясь в любой момент сверзиться вниз, просунул руку в щель, и откинул щеколду. В палате было темно. Я протиснулся в узкий оконный проем. И спрыгнул на пол. Кто-то проснулся, зашевелился. Пока меня не увидели, я метнулся через палату, споткнулся о чьи-то тапочки, и вылетел за дверь. В коридоре было совершенно пусто. Только вдалеке горела лампочка – там сидела дежурная сестра.

Палата, где лежал Мякиш, находилась совсем рядом – мимо сестры идти не нужно. Я быстро вошел и прикрыл за собой дверь. К счастью, авторитет был один. ВИП-пациент. Жалюзи были открыты, и помещение заливал бледный свет луны. Саша лежал в постели, голова покоилась на высокой подушке. Он весь был перебинтован и похож на египетскую мумию. Но лицо почти не пострадало. Только под левым глазом – черный синяк. И скула раздулась от удара.

Я подошел, выдернул из-под него подушку, положил ему на лицо и навалился на нее всем телом.

- Спи, Мякиш, усни навсегда, - приговаривал я шепотом.

Он вдруг резко дернулся. Потом еще раз, и еще, и затих. Рука с толстыми пальцами свесилась с кровати…

Теперь надо было понять, как выбираться. Не могу же я прыгать из окна на лестницу. Это было бы совсем безумием. Я поднялся на самый верх по пожарной лестнице. Оказалось, что люки на крышу заперты изнутри на обычные щеколды. Вскоре я без приключений спустился вниз, обошел здание и вышел к пацанам, дежурившим у входа.

- Что-то ты долго, - сказал Лепень.

- Осматривал пожарную лестницу.

- Спросил бы меня. Я уже посмотрел. С крыши туда не попасть. Люки заперты.

- Да, - сказал я. – В здание один вход. Ты был прав. Я еще все решетки проверил. Подергал. Как держатся.

- Ну и как?

- Хорошо вделаны. На совесть.

- Я уже проверял, - Лепень хмыкнул. – Дотошный ты…

- Я такой. Мне надо самому все проверить.

Через пару часов ребят сменили. А я проторчал у больницы почти до рассвета. В конце концов явился Валера. Сказал:

- Здорово. Ну, кто отдыхать?

- Я.

- Как тут? Без происшествий?

- Да все тихо, вроде бы, - сказал я. – Ну, я пошел отсыпаться…

Вместо сна я напился кофе и с тревогой ждал звонка – а вдруг я его недодушил?.. Позвонил Валера.

- Калита, Саша умер.

- Вот черт, когда?

- Говорят, ночью…

- А мы ничего не знали. Стояли у входа.

- Понятное дело. Суки легавые, внутрь не пускали нас…

- А что бы мы сделали? Видно, судьба такая.

- Ну да, ты приедешь? Тут все пацаны собираются. У больницы.

- Приеду, - я нажал на кнопку отключения вызова. Надел кобуру с пистолетом. Накинул кожаный пиджак и неспешно поехал к больнице.

От недосыпа и обилия кофеина голова была чугунной, но в то же время я был бодр, соображал, вроде бы, неплохо и готов был повоевать за свою жизнь, если придется.

Хрипатый успел сообщить всем новости. Полиция нашла на месте осколки от гранат. Предположительно - российских. Бомбу сделали из них. Поэтому они считают, что Мякиша убили русские.

Я с интересом наблюдал за Валерой. Но в его глупой голове никак не связались две гранаты Ф-1, которые он мне передал, и то, что босса подорвали такими же. Он подошел ко мне и сообщил все, что знает.

- Не, - сказал я. – Это не русские. Это точно итальяшки. Знаешь, почему они использовали российские гранаты? Хотели отвести от себя подозрения. А что с камерами?

- Хрипатому сказали, они не работали. Там висела одна. Но муляж. Что-то вроде того.

- А зачем муляжи-то вешают?

- Ну, типа человек видит камеру, и не делает ничего плохого… Хрен поймешь копов.

Я чуть не ляпнул, что никаких камер там не было. Во всяком случае, я их не заметил. Прикусил язык.

Приехал сын Мякиша. Высокий и стройный. Совсем не похожий на отца. Он был убит горем. Понятное дело, потерять сразу и папу и маму и сына. Держался он стойко.

Я подошел, сказал:

- Прими мои соболезнования, парень. – Придержал его за плечи.

Моему примеру последовали другие. Стали подходить, пытаться его неуклюже ободрить. В таких делах всегда чувствуется неловкость, если ты, конечно, ощущаешь хоть какое-то сочувствие. Я не чувствовал ничего. Вероятно, всему виной антидепрессанты, притупляющие эмоциональность. Но ужас по поводу всего, что произошло в Америке, пришел ко мне только много лет спустя, уже после рождения дочерей. Я как-то резко помягчел сердцем, расплылся в сентиментальности и много думал о своей жизни в Штатах, размышляя о том, что пришло время собирать камни – я уже достаточно их поразбрасывал и даже пошвырялся ими в людей.

Начало:
1. http://sociopat-dairy.livejournal.com/92805.html
2. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93324.html
3. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93812.html
4. http://sociopat-dairy.livejournal.com/94904.html
5. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95169.html
6. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95437.html
7. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95591.html
8. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95888.html
9. http://sociopat-dairy.livejournal.com/96199.html
10. http://sociopat-dairy.livejournal.com/96639.html
11. http://sociopat-dairy.livejournal.com/97380.html
12. http://sociopat-dairy.livejournal.com/97574.html
13. http://sociopat-dairy.livejournal.com/98072.html
14. http://sociopat-dairy.livejournal.com/98452.html
15. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99143.html
16. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99608.html
17. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99972.html
18. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100216.html
19. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100469.html
20. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100745.html
21. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100953.html
22. http://sociopat-dairy.livejournal.com/101241.html
23. http://sociopat-dairy.livejournal.com/101622.html
24. http://sociopat-dairy.livejournal.com/101777.html
25. http://sociopat-dairy.livejournal.com/102254.html
26. http://sociopat-dairy.livejournal.com/102985.html
27. http://sociopat-dairy.livejournal.com/103333.html
28. http://sociopat-dairy.livejournal.com/103524.html
29. http://sociopat-dairy.livejournal.com/171802.html
30. http://sociopat-dairy.livejournal.com/172509.html
31. http://sociopat-dairy.livejournal.com/172705.html
32. http://sociopat-dairy.livejournal.com/172917.html
33. http://sociopat-dairy.livejournal.com/173225.html
34. http://sociopat-dairy.livejournal.com/173526.html
35. http://sociopat-dairy.livejournal.com/173700.html
36. http://sociopat-dairy.livejournal.com/173845.html

Tags: Берега свободы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments