Маслодельня социопата (sociopat_dairy) wrote,
Маслодельня социопата
sociopat_dairy

Categories:

ОПГ

Тяжелые времена. Эпоха перемен. Она пришла с развалом Союза, да так никогда и не закончилась в нашей стране. Самое страшное восточное проклятие – чтоб тебе жить в эпоху перемен. И на наш век, к несчастью, выпала длинная и противоречивая эта эпоха. И мы настолько в нее вросли (я врос – всем существом, она определила мое мышление, а через него и бытие), что жить в стабильном государстве нам невыносимо. Почва под ногами обязательно должна быть шаткой, заработок нестабильным, окружение враждебным – тогда ты в своей среде, чувствуешь себя акулой в родном водоеме. Во всяком случае, мои ощущения от Родины всегда именно такие.

Сегодня самые смекалистые молодые людей мечтают стать депутатами или чиновниками, понимают - чем ближе к власти, тем ближе к кормушке. А в девяностые, если бы вы спросили у юных, какую профессию они мечтают освоить, почти все ответили бы, что хотят стать бандитами. Быть причастным к криминалу было не только выгодно, но и престижно. Это сейчас мода на уголовную романтику, к счастью, сошла на нет. А тогда бандит был национальным героем. Да и по сию пору считается: грабить богатых не зазорно. Наоборот - стыдно быть состоятельным. Представления народа просты и понятны, думает обыватель по шаблону. Если у тебя мошна полна, значит ты - вор, и нет у тебя ни стыда - ни совести. Обнесли тебя – и поделом, «вор у вора дубинку украл». И конечно, всему виной – вопиющая безнаказанность. Если у тебя есть деньги, ты почти наверняка избежишь ответственности.

Только по их недосмотру я сам себя казался очень смелым и удачливым предпринимателем. Бизнес мой был небольшим, поэтому меня и держали на длинном поводке, понимали - до определенного момента взять с меня нечего. Так скотину растят на убой, зная, что потом, когда кабанчик нарастит сало, его все равно пустят под нож. Вот и мое время тоже пришло.

В дверь позвонили.

Я посмотрел в глазок. Увидел малознакомого паренька из родного района в желтой майке. Открыл. Он стоял на пороге, мялся отчего-то.

- Слушай, разговор есть…

Ничего особенного он не сказал, ничем не показал дурные намерения, но шестое чувство меня снова не подвело, сердце заколотило. При этом паренек был щупленький, внешне безобидный. Но я почувствовал, что дело неладно. По его выражению лица, по исходящему от него нехорошему запаху лжи, понял это.

- Я тут не один, - соврал я.

- Ну, на улицу выйди, пойдем, посидим где-нибудь, поговорим.

«Интересно, как он узнал, где я живу», - пронеслось в голове. Но спрашивать его об этом я не стал. Впоследствии я узнал, что криминальные элементы перетрясли полрайона, пока не вышли на владельца квартиры. Он был моим приятелем, но своя шкура ему оказалась дороже. К тому же, у него был маленький ребенок - отморозки пообещали, что ребенка заберут, а жену изнасилуют. Когда сталкиваешься с подобным, разумеется, предпочтешь сохранить благополучие семьи.

- Хорошо, - сказал я, - на улице меня подожди. Я сейчас оденусь – и выйду.

- Давай быстрее, - попросил он, - разговор серьезный.

Этого типа в желтой майке напротив – никто не запугивал. Ему пообещали, что если он поможет меня найти, и выманит, то станет полноправным членом банды. Для него посвящение в бандиты было что-то вроде голубой мечты. Он полагал, что немедленно обогатится, купит себе малиновый пиджак, голду и печатку – и станет крутым. Хотя низший слой группировки – солдаты, как их называли, – пользовали исключительно как пушечное мясо за гроши. И сдавали задешево, если было нужно.

Один мой близкий товарищ, когда его бросила девушка, решил податься в бандиты. Поскольку он отличался высоким ростом и крепким телосложением, его взяли с радостью. На первой же стрелке ему прострелили ногу – слишком заметная мишень. После чего он решил - лихая жизнь не для него. Но ОПГ так устроены: войти легко, а за выход надо заплатить. Чаще всего члены группировки повязаны кровью, и знают, что деться им некуда. Потом жизнь его была похожа на кошмар – ему приходилось все время скрываться, а домой он заходил через окно, благо жил на первом этаже. Не имею представления, как он соскочил. Я тогда уже жил за границей. Но приглашение присоединиться к политической деятельности по электронной почте мне прислал именно он – в двухтысячных он работал помощником депутата и одновременно – советником при губернаторе…

Я выглянул в окно. Худшие подозрения подтвердились. У подъезда стоял черный БМВ. Возле машины курили несколько мордоворотов. Придурок в желтой майке что-то им втирал. Возможно, они хотели подняться, чтобы взять меня сразу. А он их отговаривал – хотел заработать баллы. Во всяком случае, наверх они не пошли.

Надо было срочно решать, что делать. Вариант остаться в квартире я отмел сразу – им ничего не стоило взломать хлипкую деревянную дверь. Но выйти из подъезда я тоже не мог – они сразу же меня возьмут. Может, позвонить кому-нибудь из соседей, обрисовать ситуацию, попросить меня спрятать, дать денег, в конце концов? Но что сделают бандиты, когда выбьют дверь, если выбьют дверь, и меня не окажется в квартире? Начнут названивать всем соседям по подъезду. На законы им плевать - они могут и обыск устроить, чертовы беспредельщики.

Я пожалел, что так и не купил новый пистолет. Торопливо оделся. Взял паспорт, пачку денег, гвоздодер, сунул за пояс, прикрыв длинной курткой, кухонный нож, и вышел из квартиры.

Лестница возле лифта вела на крышу. Дорогу к свободе преграждал люк с висячим замком. Я воспользовался гвоздодером, выдрал петли с корнем, скинул замок вниз и распахнул люк… Всегда боялся высоты, хотя и прыгал с парашютом, чтобы побороть этот страх. Стараясь не приближаться к краю, я побежал по центру крыши. Гвоздодер сжимал в руке – его наличие меня успокаивало. Люк я предусмотрительно закрыл. Времени у меня было немного, и я, задыхаясь от волнения, спешил. Миновал несколько подъездов. Подбежал к самому последнему люку. Дернул крышку. Заперт изнутри. Попытался поддеть его гвоздодером. Но безуспешно. Открыть невозможно. Потерял минут десять. Кинулся к другому люку. Но и он не поддался. Только третий оказался не заперт… Я поспешно спустился по крутой железной лесенке – едва не свалился, так торопился поскорее покинуть крышу. Приехал на лифте на первый этаж. Здесь, стоя у подъездной двери, остановился перевести дыхание… Они неподалеку – могут увидеть, как я выхожу. И тогда либо побегут за мной, либо начнут стрелять, как в прошлый раз. Я решил, что медлить больше нельзя, выскользнул из подъезда и сразу свернул налево. И, ссутулившись, быстро пошел прочь. Не оглядывался. Мне казалось, если я увижу их, то и они заметят меня… И почти сразу же уловил крик. Судя по голосу, меня увидел предатель в желтой майке – так я сразу прозвал его, поскольку знал раньше. Я перешел на бег. Миновал угол дома, помчался по улице, наткнулся на дыру в заборе, и тотчас пролез через нее на школьный двор, пересек его, свернул за здание школы, побежал к выходу, через ворота. И краем глаза заметил движение. Обернулся на бегу. Черная машина неслась вдоль забора. Я побежал к гаражам. Затем сменил направление - через двор к арке. Подбегая, увидел, что она замурована в связи с ремонтом. Развернулся. Мои преследователи уже спешили через двор. Я заметался, видя, что не успеваю уйти – они разошлись веером, отрезав мне путь к отступлению. Я порядком запыхался, от волнения перехватывало дыхание. Во дворе присутствовали люди: несколько подростков пили пиво на лавочке, женщина с коляской медленно шла по дорожке.

- Вызовите милицию! – заорал я. – Убивают!

Все они обернулись, уставились на меня во все глаза, но не предприняли никаких действий.

Преследователи остановились в нескольких шагах. В глазах у них отражался охотничий азарт.

- Ну, ты чего?! – сказал бандит с бычьей шеей. – Набегался? - Я отлично помнил его. Это от него мне тогда пришлось убегать прошлой осенью. И другой был мне знаком. Тоже здоровенный, как медведь, с перебитым носом и борцовскими ушами. Еще двое были щуплыми – предатель в желтой майке, и второй, совсем молодой, лет восемнадцати, с наглой физиономией главного районного хулигана.

- Чего надо? – стараясь восстановить дыхание, проговорил я. Гвоздодер я держал наизготовку. Тяжелая ржавая железяка запросто могла пробить череп.

«Медведь» полез под куртку, но «Бычья шея» его остановил:

- Не надо, - сказал он сиплым голосом, - так возьмем. - Ухмыльнулся, попросил вкрадчиво: - Сядь в машину, пацанчик, ничего тебе не будет. Побазарим, и отпустим.

- Я тебе не пацанчик! – рявкнул я, терять все равно было нечего. – Пошел на хуй, мудак!

- Ты чего, рамсы попутал?! – взвинчивая сам себя, «медведь» с ревом ринулся на меня. Но так и не добежал, остановился, стал делать обманные движения. Я размахивал гвоздодером с криком: «Убью!», чувствуя, как колотит в висках учащенный пульс. И заорал снова что было сил, обращаясь к тетке с коляской и треклятым подросткам, которым, похоже, было все равно:

- Звоните ментам по ноль два!

Тетка развернулась и медленно пошла прочь, всем своим видом показывая, что ее происходящее не касается. Подростки притихли, один из них встал. Но бандит с бычьей шеей заорал на него: «Сидеть!», и он послушно бухнулся обратно на лавку.

- Вперед! – «Бычья шея» схватил паренька в желтой майке за плечо и толкнул ко мне. – Вали его.

Бедняга по инерции пробежал несколько метров, и тут же получил гвоздодером по физиономии. Мне даже страшно стало, когда металл соприкоснулся с его подленькой физиономией – хрясь! – и он, раскинув руки, лежит на асфальте. И тут же «медведь» атаковал, внезапно оказался рядом, и профессиональной двойкой ударов отправил меня в нокаут. Меня развернуло, и я упал на живот. Но оружие из рук не выпустил. Тут же ко мне подбежали все трое и принялись бить ногами. Метили, в основном в лицо. Я прикрывал голову руками. Но все равно попадали. От чего сознание стало мутиться. Затем кто-то вцепился в гвоздодер, дернул на себя, но я продолжал за него бороться. Каким-то образом, как ящерица, я вывернулся, дернул из-за пояса нож и полоснул по руке. Послышался громкий крик, враг отпустил гвоздодер. Рыча от возбуждения, я снова извернулся и врезал железякой по колену «хулигана». Затем, отбиваясь, вскочил на ноги, и кинулся на них – со всем возможным отчаянием, как загнанный в угол зверь. Со зрением творилось что-то неладное, видел я врагов смутно, сквозь пелену. Потом оказалось, что у меня ушиб глазного яблока. А другое застилала льющаяся из рассеченной брови кровь. «Бычья шея» нанес неудачный хук справа – по кулаку пришелся сильный удар гвоздодером. Я даже звон металла расслышал. Тряся ушибленной конечностью, он попятился. «Хулигана» я ткнул своим оружием в солнечное сплетение и тут же по касательной врезал ему по подбородку. Видимо, зацепил кожу острым краем - тут же хлынула кровь. Дальше началось нечто несусветное – я то бежал за одним и бил его по голове и по подставленным для защиты блокам, то кто-то гнался за мной. Мы бегали по двору и колотили друг дружку. Гвоздодер оказался очень действенным оружием. Все смешалось. Нож я метнул в кого-то, надеясь, что он, как в кино, вонзится в тело врага, но он увернулся… Я так вымотался, что мне казалось, будто бой продолжается по меньшей мере полчаса. Между тем, дрались мы минут пятнадцать. Все прекратилось в мгновение. Я увидел направленный мне в грудь пистолет. И тут же бросил гвоздодер, выставил перед собой руки:

- Стой! Не надо. Я сдаюсь…

- Ты блядь пиздец! – выразил общее мнение «бычья шея», когда меня сажали в машину - на заднее сиденье, посередине, между «хулиганом» и «желтой майкой». Тяжело дыша, «медведь» обернулся, он сидел за рулем.

- Ты, сука, проворный! – сказал он зло, но вместе с тем весело. – Давно такие проворные не попадались. Зря ты эту хуйню устроил, очень зря.

Начало:

Начало:

1. http://sociopat-dairy.livejournal.com/528.html
2. http://sociopat-dairy.livejournal.com/1000.html
3. http://sociopat-dairy.livejournal.com/1218.html
4. http://sociopat-dairy.livejournal.com/1667.html
5. http://sociopat-dairy.livejournal.com/2027.html
6. http://sociopat-dairy.livejournal.com/2291.html
7. http://sociopat-dairy.livejournal.com/2481.html
8. http://sociopat-dairy.livejournal.com/2609.html
9. http://sociopat-dairy.livejournal.com/2833.html
10. http://sociopat-dairy.livejournal.com/3225.html
11. http://sociopat-dairy.livejournal.com/3765.html
12. http://sociopat-dairy.livejournal.com/4228.html
13. http://sociopat-dairy.livejournal.com/4479.html
14. http://sociopat-dairy.livejournal.com/4763.html
15. http://sociopat-dairy.livejournal.com/5083.html
16. http://sociopat-dairy.livejournal.com/5219.html
17. http://sociopat-dairy.livejournal.com/5462.html
18. http://sociopat-dairy.livejournal.com/5797.html
19. http://sociopat-dairy.livejournal.com/6336.html
20. http://sociopat-dairy.livejournal.com/6627.html
21. http://sociopat-dairy.livejournal.com/6821.html
22. http://sociopat-dairy.livejournal.com/6978.html
23. http://sociopat-dairy.livejournal.com/8476.html
24. http://sociopat-dairy.livejournal.com/9019.html
25. http://sociopat-dairy.livejournal.com/9561.html
26. http://sociopat-dairy.livejournal.com/10253.html
27. http://sociopat-dairy.livejournal.com/10578.html
28. http://sociopat-dairy.livejournal.com/10866.html
29. http://sociopat-dairy.livejournal.com/11235.html
30. http://sociopat-dairy.livejournal.com/11330.html
31. http://sociopat-dairy.livejournal.com/11660.html
32. http://sociopat-dairy.livejournal.com/11994.html
33. http://sociopat-dairy.livejournal.com/12054.html
34. http://sociopat-dairy.livejournal.com/12317.html
35. http://sociopat-dairy.livejournal.com/14584.html
36. http://sociopat-dairy.livejournal.com/15057.html
37. http://sociopat-dairy.livejournal.com/15447.html
38. http://sociopat-dairy.livejournal.com/15779.html
Tags: Записки социопата
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 18 comments