Маслодельня социопата (sociopat_dairy) wrote,
Маслодельня социопата
sociopat_dairy

Categories:

Цена жизни и Трэш

Многие удивляются, отчего Бог (если он существует) так жесток. Разве может милосердный, всепрощающий Бог убивать десятки тысяч ни в чем не повинных людей, используя в качестве орудия возмездия за грехи цунами, землетрясения, наводнения, ураганы и прочие стихийные бедствия? Почему он насылает их на людей? За что такая немилость? Мне представляется, что я знаю ответ на этот вопрос. Если принять за данность, что Бог воспринимает человечество как единое целое, не заботясь о судьбе отдельных его представителей, то все встает на свои места. Представьте себе муравейник. Насекомые ведут постоянную работу по его строительству и поддержанию. Мириады муравьев без устали трудятся, чтобы сделать свой дом лучше. Если исчезнет один муравей, даже несколько десятков муравьев, даже сотня, – разве что-то изменится? Муравейник продолжит свое бытие и развитие. Поэтому все это – незначительные потери, не заслуживающие внимания высшего существа. Другой пример – пчелиный рой. Имеет ли значение для пасечника, как себя ощущает одна пчела? Считается ли он с ее мнением, ее желаниями, ее жалкими надеждами на лучшую жизнь, если бы таковые вдруг возникли? Признает ли пасечник ее индивидуальность, ее право на собственное мнение? Навряд ли. Вот так и Господь Бог. Для него важен только рой, его жизнеспособность, прирост и чтобы мед получался качественный. Но проблема в том, что человек – не муравей и не пчела. Это и наше счастье, и наша беда. В нас что-то сломалось в процессе эволюции. И мы обрели персонализацию. Нам хочется, чтобы нас осознавали как личность. Каждого из нас. Мы отделены от окружающих плотной стеной собственного разума. Мы не мыслим себя общностью, не представляем собой коллективный разум. Хотя и склонны к тому, чтобы сбиваться в человеческие стада по принципу рода, нации, расы. Человеческий индивидуум обладает личностным самосознанием. Хотя для некоторых это вовсе не очевидно. Рудименты коллективного разума муравьев или пчел наблюдаются у тех, кто видит свое продолжение в детях, кто полагает, что после смерти будет жить в них. Но дети тоже персонифицированы, отделены от родителей собственным Я. Никогда не стоит забывать, что ваш ребенок – личность, а вовсе не ваше продолжение. Он может быть похож на вас внешне, или чертами характера, но это свойства только тела, его функциональных особенностей, но никак не души.

Так имеет ли значение человеческая жизнь для Бога? Особенно, если за чертой смерти нас ожидает вечность, как утверждают христианские теологи. Полагаю, нет. Это гуманисты утверждают, будто всякая жизнь священна. Это человек придумал, что ее нужно ценить.

Наверное, каждый помнит, как он впервые осознал, что когда-нибудь тоже умрет. Ребенок в момент этого осознания испытывает настоящий шок. Мне помогли постичь смертность Новости. Показывали войну. На экране телевизора бегали игрушечные солдатики и расстреливали друг дружку из автоматов. А потом крупным планом показали тела убитых. Среди них я увидел несколько женщин и детей. И вдруг понял, что все это реальность. И случись мне оказаться в то же время в том же месте, я мог бы лежать среди них.

Мама сидела рядом. Я, перепуганный донельзя, спросил прерывистым шепотом:

- Мама, а ты тоже умрешь?

- Когда-нибудь умру, - ответила она. – Все умирают рано или поздно.

- А я… я умру?! – проговорил я, едва дыша от ужаса.

- Обязательно, - ответила мама. – Ты же тоже человек.

Будучи не в силах сдерживать слезы, я отчаянно разрыдался.

- Ах, вот как, - мама недобро усмехнулась. – Значит, маму тебе не жалко? А себя жалеешь! Себя!

Слезы моментально высохли. Мне стало стыдно. Я действительно считал, что мамина смерть не так страшна, как моя. Но признаться в этом, даже самому себе, отчего-то было невозможно.

- Нет, мама, нет, - соврал я тогда. – Пусть лучше я умру. Лишь бы ты была живая и здоровая.

- Вот теперь ты рассуждаешь, как мужчина, - сказала мама. – Молодец.

Я навсегда запомнил этот разговор.

С самых ранних лет я обладал врожденным знанием о том, как надо себя вести, какой поступок правильный, а какой может совершить только дрянной мальчишка. И также – что должен чувствовать (и даже - о чем должен думать) хороший человек. К сожалению, наши эмоции и сознание корректировкам не поддаются. Все наши усилия по изменению себя – тщетны, это самообман. Я, может, и хотел бы стать идеальным во всех отношениях, но и мои мысли, и мои поступки, порой бывали весьма скверными. Я не прислушивался и к разумным советам взрослых. Совершал ошибки. И делал выводы только на основании собственного опыта. Я набил довольно много шишек, формируясь как личность. Но, по всей видимости, только так и можно стать личностью.

Одно я усвоил достаточно четко – есть вещи пострашнее смерти. И бояться за свою жизнь в определенных обстоятельствах стыдно. Если, конечно, ты мужчина. Или мнишь себя таковым.

Целый день я сидел перед телевизором, тупо переключая каналы. Левая рука лежала на перевязи и отзывалась пульсирующей болью – в ней, словно колотился пульс, ритмично травмируя ткани. Меня обуревали весьма противоречивые чувства. Основным было раздражение на себя. Я себя ненавидел. «Сбежал, как заяц», - говорил я себе, вспоминая раз за разом, как несся, задыхаясь, к перекрестку, едва живой от страха. Раздражение мое все нарастало. Пришла Даша. Выслушав мой рассказ, стала меня жалеть, уговаривала больше никогда не ездить к палаткам. И вообще, бросить дело, раз моя работа стала настолько опасной. Ее слова еще больше вывели меня из равновесия. «А что если бы там была Даша? – думал я. – Я бы также побежал, бросил ее?» И не находил ответа на этот вопрос. «Неужели я трус?» – задавался я очередным вопросом. Я достал пистолет, проверил его. Действовал одной рукой, лишь немного помогая себе указательным и большим пальцем левой. Надел кобуру, сунул пистолет подмышку. Затем достал и положил в карман перочинный нож, принадлежавший умершему владельцу квартиры.

- Я на точку, - сказал я Даше. – Хочешь, оставайся здесь. Хочешь, иди домой.

Она обхватила меня руками, повисла на мне.

- Не пущу! Ты никуда не пойдешь.

- Пойду! – сказал я упрямо. – Я не буду от них бегать. Либо они меня, либо я их. Третьего не дано.

- Может, с ними можно договориться? – Она едва не плакала.

- Это отморозки. С такими не договариваются. Они же сразу стреляют.

- Не пущу! – закричала она. – А если ты пойдешь… если только ты пойдешь… То я пойду с тобой. Так и знай.

- Послушай, - попытался я ее урезонить. – Это мужские дела. Тебя это совсем не касается.

Я пожалел, что посвятил Дашу во все подробности. На самом деле, мне очень хотелось с кем-нибудь поделиться тем, что произошло. А она была для меня самым близким человеком… Битый час я уговаривал ее прекратить истерику. В конце концов, она разозлилась, сказала: «Делай, что хочешь!» и ушла, хлопнув дверью. Я испытал облегчение, созвонился немедленно со своим приятелем и поехал к нему.

Приятеля звали Трэш. Он был байкером и бандитом средней руки. Ни в каких ограблениях и кражах не участвовал, но обожал разборки, когда можно было проявить лихость и безбашенность. Широкоплечий, высоченный, он носил поношенную бейсболку с выцветшим узором и старую черную косуху – и походил на культуриста или, что в те времена было куда актуальнее, перекачанного уроженца города Люберцы. Обычно разборки Трэша происходили с участием знаменитого сообщества байкеров, в те времена бывшего у всех на слуху. Оно и сегодня существует, хотя уже не столь заметно. Мы с Трэшем сошлись на почве любви к тяжелой и классической музыке. Несколько раз вместе выпивали. Поддерживать его темп было непросто. Мотоцикл Трэша почти все время стоял в гараже, поскольку его владелец был перманентно пьян. Иногда, набравшись в зюзю, он все же выгонял железного коня и катался на бешеной скорости по району. Жил Трэш на другом конце Москвы, так что я знал о его пьяной лихости только по рассказам знакомых. Дома у моего приятеля была кладовка, а в ней небольшой склад оружия – пистолеты, карабины, гранаты. В том числе, несколько противотанковых – предмет особой гордости. Поскольку Трэш пил, как сапожник, временами он страдал паранойей – ему начинало казаться, что за ним вот-вот придут, либо менты, либо кое-кто пострашнее ментов. Спал он, по его собственным словам, тоже - с пистолетом под подушкой.

Я прихватил пол ящика пива, и мы стали пить его дома у Трэша.

- Есть дело, - сказал я, когда мы осушили уже по паре бутылок.

- Че за дело? – отозвался он.

Я вкратце поведал о своих проблемах, рассказал о том, что случилось вчера. Трэш слушал внимательно, периодически хмыкал и кивал. Напоследок растянул губы в нехорошей усмешке:

- Ну, че? Валить братков надо.

- Не надо. Лучше просто напугать.

- Просто напугать не получится. Сам подумай. Они шмаляют на поражение. Явно хотят тебя вальнуть. Так что теперь либо ты их, либо они тебя.

Он повторил мои мысли. И все же, я сомневался.

- Может, они просто проезжали мимо и решили выслужиться, без команды сверху.

Трэш кивнул.

- Может быть. Но не уверен.

- Так ты поможешь?

- Дело такое… стрёмное. Нет, ну, я возьмусь, конечно. Но ты сам понимаешь… Мне налик не помешает. Это, по сути, работа. И работа серьезная. Мы с тобой друзья, конечно… - Он замялся.

- Я заплачу, само собой, - поспешно сказал я. – Мне нужен напарник. Когда их шуганем, получишь деньги. – Назвал сумму.

- Вот это разговор, - Трэш улыбнулся, - нормальные бабки. Особенно, если никого валить не нужно. Я и сам, честно говоря, против того, чтобы валить. Не люблю мокрые дела. Может, еще бойцов возьмем?

Я покачал головой.

- Не хочу никого лишнего привлекать. Это личное дело. Разозлили они меня.

- Понимаю. – Трэш отхлебнул пиво из бутылки. – Но ты проставляешься, Степ. На сухую такие дела не делаются.

- Как раз такие дела делаются только на сухую! - возразил я. – Ты не против, если я у тебя сегодня переночую? А завтра рано утром выедем на точку. Будем их там ждать.

- Нет проблем, - ответил Трэш. – На сухую, так на сухую. Только тогда давай сегодня нажремся. Пиво – это хорошо. Но лучше беленькой взять. В смысле, водки…

- А ты завтра встанешь в шесть утра? – спросил я с сомнением.

- Даже не сомневайся, - заверил меня Трэш, - я с утра всегда, как огурец, даже не опохмеляюсь…

Чтобы разбудить приятеля, мне пришлось поливать его из чайника. Я пытался привести его в сознание криком, потом долго тряс за плечи, лупил по щекам – все безрезультатно. Когда я наклонил над ним чайник, он поначалу лежал без движения, потом приоткрыл рот и стал жадно глотать воду. Затем резко сел на кровати, бешено вращая глазами.

- Ты что?! – проговорил он сипло. – Ты кто?! А… Это ты.

- Шесть утра, - сказал я. – Я еле-еле тебя разбудил. Вставай. Пора работать.

Он со стоном сполз с кровати, натянул черные джинсы и сразу побрел в арсенал. Вышел оттуда с пистолетом в левой руке и противотанковой гранатой за поясом.

- Это еще зачем? – поинтересовался я хмуро.

- Как зачем?! – искренне удивился полупьяный Трэш. – Жизнь спасти, если что.

- Оставь гранату, - попросил я. – Возьми только пистолет. И проверь, чтобы он был заряжен.

- Обижаешь, - протянул Трэш, прицелился из пистолета в фотографию какого-то своего предка. – Броня крепка и пушки наши быстры, и наши люди мужества полны, - пропел он. - В строю стоят советские танкисты, своей великой родины сыны.

Я подумал, что взял в компаньоны не того человека. Но вариантов у меня было немного. Трэш был самый отвязный, но и самый прозрачный среди всех. Я знал, что он, хоть и безумный тип, зато исключительно честный малый – и никогда не подставит.

Начало:

1. http://sociopat-dairy.livejournal.com/528.html
2. http://sociopat-dairy.livejournal.com/1000.html
3. http://sociopat-dairy.livejournal.com/1218.html
4. http://sociopat-dairy.livejournal.com/1667.html
5. http://sociopat-dairy.livejournal.com/2027.html
6. http://sociopat-dairy.livejournal.com/2291.html
7. http://sociopat-dairy.livejournal.com/2481.html
8. http://sociopat-dairy.livejournal.com/2609.html
9. http://sociopat-dairy.livejournal.com/2833.html
10. http://sociopat-dairy.livejournal.com/3225.html
11. http://sociopat-dairy.livejournal.com/3765.html
12. http://sociopat-dairy.livejournal.com/4228.html
13. http://sociopat-dairy.livejournal.com/4479.html
14. http://sociopat-dairy.livejournal.com/4763.html
15. http://sociopat-dairy.livejournal.com/5083.html
16. http://sociopat-dairy.livejournal.com/5219.html
17. http://sociopat-dairy.livejournal.com/5462.html
18. http://sociopat-dairy.livejournal.com/5797.html
19. http://sociopat-dairy.livejournal.com/6336.html
20. http://sociopat-dairy.livejournal.com/6627.html
21. http://sociopat-dairy.livejournal.com/6821.html
22. http://sociopat-dairy.livejournal.com/6978.html
23. http://sociopat-dairy.livejournal.com/8476.html
24. http://sociopat-dairy.livejournal.com/9019.html
25. http://sociopat-dairy.livejournal.com/9561.html
26. http://sociopat-dairy.livejournal.com/10253.html
27. http://sociopat-dairy.livejournal.com/10578.html
28. http://sociopat-dairy.livejournal.com/10866.html
Tags: Записки социопата, трэш
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 8 comments