Маслодельня социопата (sociopat_dairy) wrote,
Маслодельня социопата
sociopat_dairy

Categories:

Сдать короля - и выиграть партию

Не люблю, когда жизнь сравнивают с шахматной партией или преферансом. Потому что клеток на доске может быть сколько угодно, фигуры у противника могут возникать в самый неподходящий момент в самом неожиданном месте, да и расклад может меняться в считанные секунды. И порой - лучше сразу сдать своего короля – чтобы выиграть всю партию.



Не понимаю, зачем понадобилось то собеседование, не знаю, зачем мне нужен был деловой костюм, потому что мой визит в «офис» более всего напоминал смотрины, собеседование было по сути простой формальностью – обо всем уже договорились, а работать мне предстояло на должности главного уборщика в небольшой типографии – где печатались, в основном, рекламные буклеты. В общем, я пришел к выводу, что костюм покупался больше для свадебных нужд, нежели для рабочих. Унылая мне предстояла работа – но я был к этому готов. Большинство эмигрантов начинают с самых низов, а потом, зарекомендовав себя и набравшись опыта, пробиваются наверх. К тому же, я не мог сказать Кейт, что не пойду на такую работу. Я даже знал, что она ответит: «Ну, конечно, быть бандитом лучше».

Сразу по окончании «смотрин» я направился вместе с Йосей к Закидону. Еврей вообще от меня не отлипал. Все то время, пока я торчал в «офисе», он сидел в машине напротив входа. И потом насмешливо поинтересовался:

- Ну как? Обеденный перерыв предусмотрен?

- Да пошел ты, - ответил я.

Мы приехали в «убежище» последними. Закидон собрал всех, кто остался. Всего – 9 человек, вместе с нами. Шустрый, Слон, Сом, еще несколько довольно унылого вида ребят, явно понимающих, что ничего хорошего их не ждет.

- Значит так, - сказал Закидон. – На нашей стороне, пацаны, неожиданность. Они думают, что я жмур. А это не так. Так что они теперь успокоились. Нам надо пойти – и всех их убить. Всего-то делов.

- Всех? – переспросил Сом. – Там Саня Кондратьев. Он, вроде, как друг мне…

- Всех! – отрезал Юра. – Считай, что Саня тебя сдал. Он всех нас сдал. Поэтому убивать будем всех… Всех до одного, я сказал.

Я вздохнул:

- А у меня пушки нет.

Закидон, ни слова не говоря, открыл ящик стола и вручил мне пистолет марки SW. Довольно небольшой. Но тяжелый.



- Заряжен, - сказал Закидон. – Можешь, не проверять. Специально для тебя готовил. Короче, пацаны, не подведите.

- А не проще нанять профессионального киллера? – поинтересовался Йося.

- Вот еврей всегда остается евреем, - подколол его Юра. – Я бы нанял, да. Только у нас денег нет. И потом сколько он за всех возьмет? Миллион?!

- А если не убирать всех? – вмешался я. – Убрать только главного?

- Ты самый умный у нас, да? – спросил Закидон. – Я сказал – убрать надо всех. Значит, всех… Будем действовать двойками. Я раздам каждому список адресов и фамилий. Будете выслеживать своих – и убирать. Я так прикинул. На каждого приходится по пять, шесть человек. Не так уж и много. Сам в списке у тебя, – он показал на Йосю. А - Йося многозначительно – на меня.

- И сколько на все это времени? – спросил Сом.

- Ну ты чего, как маленький?! Чем быстрее, тем лучше.

- Понятно… - Сом пожевал губами, хотел еще что-то сказать, но промолчал…

После инструктажа, получив свой листок с фамилиями и адресами, мы сидели с Йосей в его машине и долго молчали.

- Мне кажется, Закидон рехнулся, - сказал Йося. – Не понимаю, зачем убирать всех…

Я внимательно смотрел на него и думал, стоит его посвящать в уже сформировавшийся в моей голове план действий – или не стоит. Все-таки он верный человек Закидона – может не понять. Но с другой стороны, он же еврей, значит - человек практичный, к тому же, дорожит своей жизнью.

- Знаешь, Йося, - проговорил я, - мне так кажется, если мы сейчас будем делать так, как говорит Юра, то жить нам с тобой осталось от силы неделю…

- Ну и пусть! – упрямо сказал Йося. – Значит, такая судьба.

«Вот упертый баран», - подумал я. И решил ничего ему не говорить. Действовать самостоятельно...

Была глубокая ночь, когда я добрался из окрестностей Манхэттена до убежища Закидона. На крыльце дежурил кто-то из парней, но я уже присмотрел себе окошко с другой стороны дома, и влез в него. Стараясь ступать тихо, я двинулся по темному дому к полуподвалу. Доски предательски поскрипывали. Лестница вниз состояла из твердых ступеней – и меня ничто не выдало. Свет внизу не горел. Но из небольшого оконца пробивался свет. Пистолет я держал наготове. Всего несколько выстрелов – и все мои проблемы решатся. Можно будет работать в типографии, забыв о Закидоне, бандитах и неспокойной жизни. Кровать Юры находилась здесь же, задернутая пологом – я срисовал ее еще днем, просчитывая, как буду действовать. Я осторожно потянул за штору… И тут полыхнул свет. И послышался каркающий смех за спиной.

Резко повернулся. Закидон сидел в кресле. Нога на ногу. В руке – пистолет. Рядом с ним стояли Слон и Йося. Оба тоже при стволах.

- Так я и знал, - сказал Юра. – Пистолетик можешь положить…

Я и не собирался стрелять – в такой ситуации это было глупо. И аккуратно положил ствол на пол, присев.

- Там, кстати, холостые, - Закидон опять закаркал. – Говорил же, специально для тебя готовил. Ты, мать твою, так предсказуем…

- А что мне было делать? - заметил я. – Ты не оставил мне другого выбора. Нас же всех положат.

- Трус! – рявнул Юра. – Ты мог сдохнуть в бою, как верный королю вассал.

- Никогда не хотел быть вассалом, всегда хотел быть королем.

- Ты меня подвел, - печально заметил Йося, - я думал, ты не придешь.

- Ну давай, - сказал ему Закидон, - ты за него поручился - ты его и кончай.

Йося направил пистолет мне в грудь:

- Извиняй, Калита, ты не оставил мне выбора.

«Неужели все так и кончится?» – промелькнуло в голове…

В ту же секунду раздался дикий грохот – настоящая канонада. Дом весь вздрогнул, как будто на него налетел торнадо. По нему стреляли из целой батареи автоматов. С потолка посыпалась побелка, и я порадовался, что мы ниже уровня пола.

Закидон явно не ожидал такого развития ситуации.

- Еще кто-то очень умный, сдал меня! – проорал он. И выстрелил. Пуля просвистела рядом. И я сиганул на пол, закрыв голову руками. Тут же грохнуло. И чье-то тело упало рядом со мной.

Я открыл глаза – и увидел, что это Закидон – с простреленной башкой и широко открытыми удивленными глазами. Кровь медленно стекала из дырки в черепе.

Йося схватил меня за воротник, поднимая на ноги:

- Вставай, родственничек.

Я глянул на Слона. Лицо того не выражало ровным счетом ничего – ноль эмоций. Похоже, Закидона списали все его люди. Никто не хотел умирать. Ох уже эта хваленая верность. Ее явно переоценивают. Большинству людей она не свойственна. Инстинкт самосохранения куда сильнее.

Когда пальба закончилась, в дом ввалились стрелки. Мы вышли им навстречу, волоча труп Закидона.

- Мы сами его пришили! - закричал Йося. - Сами…

Толпа расступилась. Вперед вышел пожилой полноватый человек с маленькими глазками. Он внимательно посмотрел на Юру, приподнял его голову за подбородок, несколько секунд смотрел ему в лицо, после чего выпустил подбородок и брезгливо отряхнул руки.

- Молодцы, - бросил он нам.

Сердце колотило. Мне опять стало нехорошо. Но таблетки я забыл захватить. Эти парни могли запросто убить нас, но не стали.

- Пошли, - сказал вор в законе, и они убрались восвояси. Расселись по машинам и уехали.

- Надо убираться отсюда! - заорал Йося. – Слон, ты с нами?

- Я на своей, - пробасил Слон.

Мы сели в машину Еврея и поехали прочь из пригорода, пока не прибыла полиция. Успели уехать даже до завывания сирен. Почему-то копы не слишком спешили на этот вызов.

- Я предатель, - убитым голосом сказал Йося.

- У тебя не было другого выхода, - сказал я. – Не кори себя. Иногда надо пожертвовать королем, чтобы выиграть всю партию.

- Ну да, ты прав. Мы бы все полегли… Поехали куда-нибудь, помянем Закидона?

- Поехали, - согласился я.

Я не знал, куда он направляется. Йося привез нас в ресторан Дмитро Козака. Хозяина не было на месте в этот поздний час, но управляющий принял нас, как родных. Мы пили водку, не чокаясь за память хорошего человека – Юры Закидона.

- Никогда не думал, что придется делать такой сложный выбор, - говорил Йося, - но сестра… ты знаешь, она для меня дороже всех. И что теперь делать, совсем непонятно. Вот ты, что ты будешь делать?

- Я про себя точно знаю. Пойду работать в типографию. Рабочим.

- Да ладно? – не поверил Еврей. – Как говорится, горбатого могила исправит. Сорвешься быстро.

- Нет. Такая жизнь не по мне. Сам не знаю, как меня затянуло…

- Ну, смотри. Сделай тогда мою сестру счастливой, она этого достойна, - мы чокнулись и выпили еще по рюмке.

- А я, наверное, к этому вору пойду… Попрошусь к нему. Может, возьмет?.. – поделился Йося.

- Попробуй…

Расстались мы почти друзьями. Я, правда, был настолько пьян, что ничего не соображал. Хотя выпил всего полбутылки. Но с моими таблетками алкоголь очень плохо сочетался. Пришел домой, к Кейт, и, открыв дверь, упал на пороге – и заснул… Утром моя женщина страшно ругалась, что я превратил новый костюм в неизвестно что. «Ты, конечно, редкая свинья, - говорила Кейт, - не понимаю, за что я тебя только люблю». «И я не понимаю, - соглашался я».



Через пару дней я вышел на работу в типографию, и принялся выгружать тяжеленные рулоны из машины, возить их на тележке, подметать обрезки и, собрав их в большие кучи, запихивать в пакет. Бумага – отвратительная штука. Поначалу я все время резался. Пока не купил перчатки – в форменную одежду они почему-то не входили.

- Ты хорошо работаешь, - похвалил меня через неделю начальник. – У меня работало несколько русских. Ты самый трудолюбивый из них.

- Спасибо, - сказал я.

- Обычно русские не любят работать, - продолжал он. – Все время устраивают себе перекур. Очень ленивая нация. А какая может быть работа, когда у них все время перекур. Я заметил, что ты не куришь. И это очень хорошо. Может быть, ты не совсем русский? – он засмеялся.

- Совсем, – ответил я.

И отметил для себя, что сам-то он делает перекуры. И, в общем, сразу невзлюбил этого улыбчивого лицемера, любителя порассуждать о трудовых качествах «русских». «Прострелить бы тебе колено, - улыбаясь ему, думал я. – И спросить, что ты думаешь о трудолюбии русских?»

Но я понимал, что мне надо поменять не только образ жизни, но и образ мыслей, если я хочу чего-то добиться в этой жизни и быть с Кейт. Не так-то просто сломать себя и кардинально переделать, но у меня получилось. Правда, далеко не сразу.

Начало:
1. http://sociopat-dairy.livejournal.com/92805.html
2. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93324.html
3. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93812.html
4. http://sociopat-dairy.livejournal.com/94904.html
5. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95169.html
6. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95437.html
7. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95591.html
8. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95888.html
9. http://sociopat-dairy.livejournal.com/96199.html
10. http://sociopat-dairy.livejournal.com/96639.html
11. http://sociopat-dairy.livejournal.com/97380.html
12. http://sociopat-dairy.livejournal.com/97574.html
13. http://sociopat-dairy.livejournal.com/98072.html
14. http://sociopat-dairy.livejournal.com/98452.html
15. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99143.html
16. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99608.html
17. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99972.html
18. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100216.html
19. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100469.html
20. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100745.html
21. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100953.html
22. http://sociopat-dairy.livejournal.com/101241.html
23. http://sociopat-dairy.livejournal.com/101622.html
24. http://sociopat-dairy.livejournal.com/101777.html
25. http://sociopat-dairy.livejournal.com/102254.html

Tags: Берега свободы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 8 comments