Маслодельня социопата (sociopat_dairy) wrote,
Маслодельня социопата
sociopat_dairy

Categories:

В поисках Даши

Несмотря на то, что с Дашей мы периодически расставались, всегда на очень короткое время, мы всегда знали, это расставание – невзаправдашнее, это игра. Знали, что обязательно состоится примирение, и оно будет бурным, непременно бурным… Я и предположить не мог тогда, что когда-нибудь наши дороги разойдутся навсегда, что разведут нас ошибки, совершенные в силу юношеской глупости, и моя непомерная гордыня – абсолютное неумение прощать. Она знала - я всегда приду. Где бы ни был я, где бы ни была она.

Помню, как внезапно летом меня обуяло острое желание ее увидеть. Она тогда уехала в Тамбовскую область, на родину родителей. Проблема заключалась в том, что денег у меня не хватало даже на билет в один конец. Ничуть не смутившись этим обстоятельством, я взял паспорт, и помчался на вокзал. Уже через час с небольшим я сидел в поезде и слушал стук колес, он набирал ход. Сейчас это может показаться невероятным, но тогда я беспрепятственно вошел в вагон – билеты у пассажиров начинали проверять уже после отправки, а документы никого и вовсе не волновали. Затем я рассказал проводнице душещипательную историю наших с Дашей отношений. Сказал, что обязательно должен ее увидеть, иначе просто умру, а денег нет, совсем нет… так получилась. И тучная тетка в летах вдруг вся растаяла, как масло в жару, и позволила мне доехать до станции назначения в своем купе. По дороге она распечатала бутылку водки, и мне пришлось пить с ней почти всю ночь. Утром она была, как огурец, а я пребывал в состоянии легкого подпития.

Вышел на перрон, и понял, что не знаю, куда идти. «Улица Лесная, дом два», - с трудом припомнил я. Остановил случайного прохожего.

- Подскажите, пожалуйста, как пройти на Лесную улицу.

- Ой-йо, это далёко, - сказал он, - за мостом. – Выговор у него был забавный. Ему мой московский диалект тоже, должно быть, показался необычным. – С Москвы, чё ль? – спросил он. И примерно поведал, как я могу добраться до Лесной.

- С Москвы, - ответил я на бегу.

Конец августа. Ранее утро. Несмотря на солнечную погоду, было зябко. Поэтому я перешел на бег. Прохожие смотрели на меня с недоумением. В России, в отличие от Америки, культуры бега не существовало. И до сих пор она не прижилась. Одно дело если ты бегаешь в фитнес-центре на дорожке, и совсем другое – если несешься по улице. Бегущий человек вызывает неизменный интерес. Если бежит, значит, либо кого-то догоняет, либо наоборот - за ним кто-то гонится. За мной гналось желание увидеть Дашу.

Я выбежал на железный мост, окрашенный в ярко-красный цвет, и остановился, пораженный открывшимся внезапно видом. Под мостом разливалась широкая река. На песчаных ее берегах стояли сосны. Медленно шла баржа. И уходила, казалось, прямо под огненный шар, недавно вынырнувший из темной воды. Восход был поистине прекрасен. Я стоял и любовался. А мимо по мосту шли люди. Много людей. Они шли на местное предприятие. Оно еще работало. Но доживало последние денечки. Скоро, очень скоро, предприятие закроется. И местные жители, полностью зависимые от производства, окажутся не у дел. И подадутся на заработки – кто в Москву, как это принято в России, кто в ближайший крупный город. Но большинство все равно сползет в нищету и окажется почти совсем без средств к существованию.

Я побежал дальше. От вокзала до Лесной было часа полтора, если сильно поторапливаться. Калитка дома номер два оказалась закрытой. И я, подергав ее пару раз, перемахнул через забор. И стал стучать в дверь аккуратного деревянного домика. Открыла старуха – высокая и сухая, как старая ветла.

- Здравствуйте, - выпалил я, - я к Даше.

- А Даши здесь нет, - сказала она удивленно, - она с мамой на квартире. – Сощурилась на меня: - А ты Степан, чё ли?

- Да, - я радостно кивнул – значит, Даша упоминала обо мне.

- Ну, проходи. Случилось чего? – Она посторонилась, пропуская меня в дом.

Потом мы сидели, пили чай, и я торопливо рассказывал, что вот, вдруг мучительно захотелось увидеть Дашиу, и я ничего не смог с собой поделать, сразу сел на поезд – и приехал. Она приглядывалась ко мне с пытливым интересом – я казался ей слишком порывистым и нервным юношей. Я был все еще пьян, и говорил много. И далеко не все по существу. В старушке ничто не выдавало сельскую жительницу. Ее никак нельзя было назвать бабкой. Скорее, она напоминала обедневшую пожилую графиню, неведомым образом занесенную в эту совсем не подходящую ей обстановку. И одета она была не по-женски – в линялые штаны и зеленый свитер. Лицо сильно морщинистое, как древесная кора, и волевое. На нем выделялись ярко-синие, совсем не потускневшие, глаза.

Ничто не предвещало, что через месяц она скоропостижно скончается. От инфаркта. Я еще подумал тогда: «А вдруг это я виноват?! Может, она так переволновалась тогда?» Но сразу отбросил эту мысль. Выглядела она спокойно. Это я был взбудоражен, полупьян, поедал бутерброды с колбасой и рассказывал, как люблю ее внучку. Спохватился.

- Может, вам помочь чем-нибудь надо?

- Помочь? Зачем это? Я еще крепкая. Все сама могу. Хотя… возьми вон ведра, за водой сходи. Колодец в конце улицы. Далёко.

Обрадованный тем, что могу быть ей полезен, я подхватил ведра и заспешил по Лесной к колодцу.

Телефона у бабушки не было. И принеся ей ведра с водой, я направился по указанному адресу к новым домам. Предстояло еще два часа бега трусцой – утро выдалось даже слишком оздоровительным. Впрочем, погода стояла потрясающая: светило солнце, синело небо, и на душе было удивительно светло, как бывает, наверное, только в молодости, когда груз грехов еще не придавил к земле, и ты способен над ней парить, способный на любые поступки.

Странное зрелище – три панельных девятиэтажки посреди старого села, словно занесенные сюда ураганом из города. В одном из новых домов «на квартире» жила Даша с мамой. На звонок открыла моя девочка. Увидев меня, Даша была поражена в самое сердце. После секундного замешательства кинулась мне на шею. У ее мамы радости напротив не наблюдалось. Она в очередной раз объявила, что я псих. В принципе, она была недалека от истины. Порывистая юность в своих проявлениях иногда безумна. Особенно, когда речь идет о любви. Но нет худа без добра. Зато мамаша сразу и с удовольствием одолжила мне денег на обратный билет. Узнав, что я приехал без гроша в кармане, она снова покрутила пальцем у виска.

Я задержался на сутки. Мы ходили купаться на песчаный пляж – и целовались. Стояли на красном металлическом мосту над рекой - и целовались. Гуляли по селу – и целовались. А вот ночью я целовать Дашу не смог. Ее мама настояла, чтобы мы спали в разных комнатах. Сама она разместилась на узком диване с моей возлюбленной. Видимо, эта наивная женщина полагала, что мы еще не успели соединить наши юные тела. Я уехал утренним поездом. Мы долго стояли на перроне, прощаясь.

- Ты удивительный, - говорила Даша, - теперь я знаю, ты можешь меня найти везде.

Она ошибалась. Потом она рассказывала мне, что на собственной свадьбе ждала – вот-вот подъедет машина, и я выйду, чтобы украсть ее. Но я так и не приехал, к ее глубокому разочарованию. Она стала женой другого. И прожила с ним уже очень много лет. Он готов был прощать ей все. Даже измены. Он был совсем не таким, как я…

И снова было лето. И опять она уехала. На сей раз на дачу друзей ее родителей, под Чехов. И вновь мне захотелось увидеть Дашу. На сей раз деньги у меня были. Но еще не было машины. Я сел в электричку и отправился искать неведомую дачу. При этом у меня даже не было никаких топографических координат. Я только знал, что это дачный поселок под Чеховым. И что фамилия друзей – Прозоровы. Но я так хотел к ней, что готов был обойти всю Землю. Целый день я бродил по окрестностям Чехова, разыскивая Прозоровых, но так и не нашел. На станцию я вернулся в три часа ночи. И обнаружил, что до первой электрички еще несколько часов. Тогда я зашел в беленое здание вокзала и сел на лавку. Публика здесь собралась самая разная – была парочка поддатых и помятых граждан. Но, в основном, электричку ждали грибники с полными корзинами. Я даже подивился: откуда такое богатство? Сплошные белые и подберезовики с подосиновиками. Знают люди грибные места.

Примерно через полчаса в вокзал зашли вальяжно три милиционера с дубинками.

- Встать! – заорал один из них и ударил по лавке. Алкаши сразу подпрыгнули, встав по стойке смирно, как дрессированные пудели. Другие нехотя поднимались. Я и еще несколько грибников остались сидеть. – Я кому сказал! – Мент сдернул с головы одного из грибников шляпу и швырнул на землю. – Встать! Построиться в шеренгу!

Мне все происходящее показалось фарсом, но я тоже поднялся.

- Кто такой? – спросил милиционер, и вдруг ткнул человека дубинкой в живот. Тот, охнув, согнулся. – А ты кто? – Он замахнулся на второго. Тот испуганно съежился. И тоже получил дубинкой поддых…

Вся экзекуция длилась минут десять. Садист вопрошал всех по очереди, те отвечали, называя имя отчество и фамилию. Меня милиционеры обошли вниманием. Один из них буркнул: «Сядь!» Я понял, что их не интересую и с облегчением присел на скамейку. Мечталось – подойти и дать кому-нибудь из ублюдков в морду. Но я знал, что подобная мера возымеет только один эффект – меня заберут, закуют в наручники и будут судить за нападение на представителя власти. Возможно, даже закроют на несколько лет.

Вскоре стало ясно, что им, собственно, нужно. Отобрав у грибников полные корзины под умоляющие причитания, стражи порядка потащили добычу к машине. И потом до самого утра я слушал, как бедняги проклинают доблестную милицию.

Электричка пришла, но я в нее не сел. Меня снова охватило острое желание увидеть Дашу, - особенно после пережитой только что мерзости, - и я решил продолжить поиски. Ранее я прочесывал район справа от железной дороги, а на сей раз решил взять левее. И уже в десять утра обнимал Дашу. Ее родители смотрели на меня с ненавистью. Но что они могли поделать?.. Я уговорил свою девочку ехать в Москву немедленно. Ее мама кричала в неистовой злобе, когда дочка собирала вещи. Вскоре мы сидели в электричке, и она заметила, глядя на мои дорогие туфли (я поехал ее искать в них):

- Никогда в жизни таких грязных ботинок не видела.

Из-за налипшей на них глины туфли стали тяжелее раза в три. У меня уже серьезно болели мышцы ног.

- Имей совесть, - сказал я, - я тебя два дня искал. Прочесал всю округу. Даже затрудняюсь сказать, сколько километров прошагал в этих ботинках.

Очень странно вспоминать сейчас, как легок я был на подъем. Не представляю, что должно произойти, чтобы я предпринял сегодня подобное путешествие. Хотя у меня есть отличный джип, я вряд ли поеду искать кого-то по лесам и весям, имея из координат только: «под Чеховым, на даче у друзей по фамилии Прозоровы».

Кстати, к моему удивлению, туфли отмылись от грязи, и выглядели весьма пристойно. После того, как я натер их гуталином, в них снова можно было посещать светские рауты. Туфли я использовал во всех обстоятельствах. А вот кроссовки никогда не любил. Это не моя обувь. Даже на спортивной площадке я предпочитаю обыкновенные кеды.

Начало:

1. http://sociopat-dairy.livejournal.com/528.html
2. http://sociopat-dairy.livejournal.com/1000.html
3. http://sociopat-dairy.livejournal.com/1218.html
4. http://sociopat-dairy.livejournal.com/1667.html
5. http://sociopat-dairy.livejournal.com/2027.html
6. http://sociopat-dairy.livejournal.com/2291.html
7. http://sociopat-dairy.livejournal.com/2481.html
8. http://sociopat-dairy.livejournal.com/2609.html
9. http://sociopat-dairy.livejournal.com/2833.html
10. http://sociopat-dairy.livejournal.com/3225.html
11. http://sociopat-dairy.livejournal.com/3765.html
12. http://sociopat-dairy.livejournal.com/4228.html
13. http://sociopat-dairy.livejournal.com/4479.html
14. http://sociopat-dairy.livejournal.com/4763.html
15. http://sociopat-dairy.livejournal.com/5083.html
16. http://sociopat-dairy.livejournal.com/5219.html
17. http://sociopat-dairy.livejournal.com/5462.html
18. http://sociopat-dairy.livejournal.com/5797.html
19. http://sociopat-dairy.livejournal.com/6336.html
20. http://sociopat-dairy.livejournal.com/6627.html
21. http://sociopat-dairy.livejournal.com/6821.html
22. http://sociopat-dairy.livejournal.com/6978.html
23. http://sociopat-dairy.livejournal.com/8476.html
24. http://sociopat-dairy.livejournal.com/9019.html
25. http://sociopat-dairy.livejournal.com/9561.html
Tags: Даша, Записки социопата
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 17 comments