Маслодельня социопата (sociopat_dairy) wrote,
Маслодельня социопата
sociopat_dairy

Categories:

Кейт... Катюша

Кейт оказалась девушкой с характером. Настоящая фЕминист. Правильно про нее говорил Виктор. Кстати, он безуспешно клеился к Кейт на протяжении нескольких лет, но получил отворот-поворот. Ну, не нравился он ей. Слишком напористый, самоуверенный и туповатый. Во мне же ее что-то сразу зацепило. Может, моя беззащитность в тех обстоятельствах? При этом так зацепило, что Кейт сразу же взяла меня в оборот.

Раньше мне не приходилось встречаться с еврейскими девушками. И я не представлял, чем они отличаются от всех остальных. Теперь же имел возможность воочию убедиться – отличаются, и сильно.

Сначала Кейт сама расплатилась за себя в ресторане. Хотя я настаивал, что заплачу за обед. Затем стала подробно расспрашивать меня, откуда у меня деньги, где я собираюсь их брать, и вообще - какие у меня планы на жизнь. Когда она узнала, что в России я занимался бизнесом, девушка щелкнула пальцами – отлично, «если у тебя к этому талант, значит, именно бизнесом ты и займешься в Америке. Это лучшая страна для бизнеса. Здесь созданы все условия».

«И рэкетиров не много, - подумалось мне, и еще: - Конкуренция на рынке рэкетиров невысока. Почему бы мне не стать рэкетиром? Утюги продаются в каждом гипермаркете. Бейсбольные биты в каждом спортивном магазине. Да и местные бизнесмены – лохи те еще, рэкетируй – не хочу…»



Но я тут же одернул себя. Преступные наклонности брали надо мной верх. А встречался я при этом с девушкой-копом.

В первый же вечер Кейт повела меня к себе, и занималась со мной сексом так, что было не совсем понятно, кто кого трахает.

Затем она с удовольствием закурила и сказала:

- Знаешь, я эстет. Меня привлекают обрезанные мужские члены. Ты никогда не думал о том, чтобы сделать себе обрезание?

- Что-о-о?! – вскричал я. – Никогда!!! - И вынужден был признаться, что с нервишками у меня плохо. Потому что после секса мне стало не очень хорошо – и пришлось принимать успокоительную таблетку.

- Ты точно еврей, - сказала Кейт.

- Это еще почему?

- Нервные проблемы, это же типично еврейская болезнь.

- Я русский, - угрюмо сказал я.

- Думай, как хочешь.

- Может, тебя напрягает, что я русский?

- Что за чушь?! – Кейт засмеялась. – Наши дети все равно будут евреями. Так что мне абсолютно все равно. Еврейские женщины, милый, не страдают шовинизмом. Их интересует мужик. Какой он в работе. Какой он в постели. Как он распоряжается деньгами и имуществом. И насколько он ласковый. Мне кажется, ты очень ласковый и практичный.

- С чего ты взяла?

- Мы умеем делать выводы из малого.

Через неделю я уже совсем непонятно каким образом переехал к Кейт с вещами. Она сказала, что я снимаю квартиру слишком дорого. И вообще, это глупо – жить отдельно, если у нас серьезные отношения.

Я был сбит с толку, ошарашен и не сразу понял, что она мной манипулирует. Может, всему виной больные нервы и проблемы с головой? Но мне хотелось домашнего уюта и женского тепла. А от Кейт оно исходило волнами. И кормила она меня так, словно решила превратить в борова – зарезать и сожрать. Оказалось, что готовит она просто волшебно…

Я едва не подавился, когда Кейт заявила, что собирается познакомить меня с родителями.

- А не рано?.. – пробормотал я. – Мы же только… недавно…

- Как ты думаешь, сколько мне лет?

- Двадцать пять… - попытался я угадать, боясь ошибиться не в ту сторону.

- Мне двадцать девять. Пора рожать. Селебрити могут тянуть с этим до старости. А я хочу своих детей. Мне кажется, я нашла подходящего мужчину. Ты ведь сделаешь мне детей?..

- Детей?! – вскричал я. – Каких детей?! Я намеревался переспать с тобой поначалу – и бросить. Прошла всего неделя. А я уже здесь живу. Вместе с тобой.

- Ну, милый. – Она вся обвилась вокруг меня, запустила мне руку в штаны. – Я так люблю твой необрезанный член… Может, придумаем ему имя?

- Нет! – рявкнул я. – У моего члена не будет имени! Мой член – просто член!

- Как скажешь, - согласилась она. – Но завтра я, ты и просто член идем знакомиться с моей семьей… И не спорь со мной. – Она прикрыла мне рот ладошкой. – Если ты не хочешь, просто член можешь с собой не брать.

Семья у Кейт оказалась большая. Мама - в теле. Папа в очках, похожий на Вуди Аллена, только блондин с огромным носом. Бабушка с дворюродной сестрой, которая тоже жила с ними. И дедушка Леонид. Он перемещался на ходунках. И так тряс мою руку при знакомстве, что я опасался – он сейчас развалится.



С дедушкой мне пообщаться почти не довелось. Он мне показался таким симпатичным стариканом, что я подарил ему коляску для инвалидов – высший класс, несколько скоростей, она разгонялась до 50 километров в час. Я хотел, чтобы дедушка, глава еврейского семейства, почувствовал, как я его ценю. Но он почти сразу же влетел на этой инвалидной коляске под автомобиль – и убился насмерть.

Помню, как я удрученно размышлял о том, что это я виноват. А Кейт утешала меня:

- Милый, ничего страшного, ты же хотел, как лучше. К тому же, ему было уже много лет. Он начинал слепнуть, катаракта. Было бы лучше, если бы он стал совсем слепой? – При этом она лежала, задрав ноги к верху и разведя колени – в такой позе, она считала, ей быстрее удастся забеременеть.

Мама Кейт, Дора, первым делом спросила меня, не еврей ли я. На всякий случай я ответил, что точно не знаю.

- Как же так? – обеспокоилась она. – Это непременно надо выяснить.

Папу обеспокоил другой вопрос - почему я совсем не пью. Сам он пил «русскую водку» и ностальгировал по Родине.

- Тот, кто не пьет, либо больной, либо агент КаГэБе, - сказал он.

- Я агент КГБ, - пошутил я. За столом сразу воцарилась тишина. – Шучу… - уточнил я. И все облегченно вздохнули.

- Папа, отстань, пожалуйста, у Степы серьезное заболевание нервной системы, он пьет таблетки, они не сочетаются с алкоголем, - заметила Кейт.

Нервное заболевание сразу убедило папу, что я нормальный. В общем, свой человек.

- Как только вылечусь, сразу напьюсь, - пообещал я к тому же.

- Прекрасно, молодой человек… Ну, за ваше выздоровление, - и он опрокинул рюмку в себя. Острый кадык скакнул вниз по тонкой шейке и вернулся на место…

- Кейт, а ты знаешь, мне нравится твоя семья, - сознался я. И это было правдой. Все эти милые интеллигентные, суетливые и остроумные люди вызвали у меня искреннюю симпатию.

- Так, может, ты тогда сделаешь обрезание?... Шучу-шучу… - Засмеялась Кейт, наткнувшись на мой убийственный взгляд.

По вечерам мы пристрастились смотреть фильмы под стряпню Кейт. При этом, поскольку мой английский был все еще далек от совершенства, Кейт приходилось разъяснять мне многие моменты. Эту привычку она сохранила на долгие годы. И уже в России, когда мы смотрим фильмы на русском языке, время от времени она начинает мне что-то объяснять.

- Катюш, - одергиваю я ее. – Да я все понял.

- Ах, да, ну ладно…

Еще у нее есть раздражающая привычка постоянно сравнивать актеров с кем-то из наших знакомых.

- А ты не находишь, что он на Васю Гаврилова похож?

- Ничего общего! – зло отвечаю я. – Вася Гаврилов урод. А этот красавец.

- Тут ты прав, - соглашается Катя.

Она не только последовала за мной в Россию, правда, приехала через несколько месяцев после меня, но и родила мне двух прекрасных дочерей. Между прочим, блондинок, как и Кейт. Но все это было еще очень и очень далеко…

Возвращаемся в Нью-Йорк. Пока что Кейт решает показать мне альбом с фотографиями. Вот она в полицейском управлении, с коллегами по работе, Виктор маячит рядом, норовит сняться рядом с ней. Вот Кейт – внезапно, прелестный ребенок с огромными глазищами. Чудо – а не ребенок. Вот она уже девушка – подросток – с таким пронзительным и вызывающим взглядом, какой бывает у очень красивых девушек, знающих себе цену. А вот ее фото с семьей… Скоропостижно скончавшийся дедушка (это я виноват), бабушки, папа, чьи глаза не видно из-за блика на стеклах очков, толстая мама…

- А это кто такой?! – я ткнул в фотографию.

- Ох, - вздохнула Кейт. – Это мой брат Иосиф.

- И где он сейчас?

- Он отлучен от дома.

- За что?

- Потому что он ведет неправильный образ жизни. Связался с плохими людьми. Одно время я даже думала, он скомпрометирует меня по службе. Он всегда был плохим. С детства. Даже непонятно, в кого он – такой.

С фотографии на меня смотрел Йося Еврей, подручный Закидона. На снимке он был значительно моложе, но стрижен под ноль. Такой же худой, с деланным безразличием на лице. Я вспомнил, как относительно недавно мы вместе с Йосей распиливали трупы и упаковывали в сумки. Как бы избавиться от этого воспоминания – оно убивает мои нервы?..

- И что же, ты совсем с ним не общаешься? – спросил я.

- А зачем?

- Ну, не знаю, брат все-таки.

- Совсем. – Кейт захлопнула альбом. – Последний раз, когда я его видела, он пытался сунуть мне пачку денег. Причем, знаешь, с таким видом, как будто он благодетель. Я ему говорю: «У меня зарплата хорошая». А он – матери передашь. Мать, наверное, тоже не взяла деньги. Вот он и явился ко мне. А нам не нужны его грязные деньги. Мы хотим жить честно, по закону. Ты же это понимаешь?

- Еще как понимаю, - я покивал. Кейт впереди ждали большие сюрпризы. И переосмысление многих вещей, которые пока что казались ей дикими. Но еврейская женщина отличается удивительной гибкостью – и за своим мужчиной последует куда угодно, даже в самое пекло, да что там – даже в Россию. Если, конечно, она уверена, что это именно ее мужчина.

Мне, конечно, с ней очень повезло. Если бы не Кейт, подозреваю, я бы никогда не выкарабкался из той ямы, куда сваливался по воле судьбы. Она скорректировала мой путь, направила меня в нужную сторону, и незаметно для меня самого заставила поверить в себя и развить все те таланты, которыми наделил меня Бог. А он отмерил мне не один только талант выживания и сворачивания челюстей. Но и отсыпал малую толику ума, достаточного для того, чтобы карабкаться наверх. И куда-то выбраться в конечном счете.

Увидев фотографию Йоси, я понял, что мы обязательно еще встретимся. Но не стал ничего говорить Кейт – очень боялся ее расстроить и потерять. Я привязался к ней сразу и навсегда, прикипел, как будто она была единственной женщиной в мире. И все мои прежние похождения и любови вдруг стали неважны. Ради нее я готов был пойти на все. Кроме разве что обрезания. Никому не позволю кромсать свой «просто член».

Начало:
1. http://sociopat-dairy.livejournal.com/92805.html
2. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93324.html
3. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93812.html
4. http://sociopat-dairy.livejournal.com/94904.html
5. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95169.html
6. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95437.html
7. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95591.html
8. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95888.html
9. http://sociopat-dairy.livejournal.com/96199.html
10. http://sociopat-dairy.livejournal.com/96639.html
11. http://sociopat-dairy.livejournal.com/97380.html
12. http://sociopat-dairy.livejournal.com/97574.html
13. http://sociopat-dairy.livejournal.com/98072.html
14. http://sociopat-dairy.livejournal.com/98452.html
15. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99143.html
16. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99608.html
17. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99972.html
18. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100216.html
19. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100469.html
20. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100745.html
21. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100953.html
22. http://sociopat-dairy.livejournal.com/101241.html
23. http://sociopat-dairy.livejournal.com/101622.html

Tags: Берега свободы, Кейт
Subscribe

  • Катя

    Увидев Катю, я едва не расплакался. Не от нахлынувших чувств, а от того, в каком состоянии я ее нашел. Грязные спутанные волосы, давно не стиранная…

  • Дебош на борту

    Из аэропорта Кеннеди Боинг со мной и бандитами на борту вылетел около пяти часов вечера. Я сидел у окна. Лишний проводил меня до места. Дождался,…

  • Лишний

    Меня ожидало впереди множество неприятных сюрпризов. Но моя американская эпопея, тем не менее, неизбежно катилась к финалу. Я понимал, что либо…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 23 comments

  • Катя

    Увидев Катю, я едва не расплакался. Не от нахлынувших чувств, а от того, в каком состоянии я ее нашел. Грязные спутанные волосы, давно не стиранная…

  • Дебош на борту

    Из аэропорта Кеннеди Боинг со мной и бандитами на борту вылетел около пяти часов вечера. Я сидел у окна. Лишний проводил меня до места. Дождался,…

  • Лишний

    Меня ожидало впереди множество неприятных сюрпризов. Но моя американская эпопея, тем не менее, неизбежно катилась к финалу. Я понимал, что либо…