Маслодельня социопата (sociopat_dairy) wrote,
Маслодельня социопата
sociopat_dairy

Category:

Назад в Большое Яблоко

Я замочил джинсовку в раковине. Насыпал вдоволь стирального порошка. Лишь бы кровь отошла. Не хотелось носить на себе частички этого бедного парня. Руки я тоже долго оттирал мылом и стиральным порошком – все казалось в линии жизни на ладонях и под ногти въелась липкая грязь. Жалко нет керосина, думал я, вспомнив, как по старинке моют грязные руки в деревне. Керосинчиком смочишь – и отстает любая дрянь, даже самая устойчивая к оттиранию. Особенно после того, как покопаешься в машине, керосин – незаменимая штука. По идее, подумал я, со своим опытом установки новых деталей на BMW и на Жигуль я бы мог устроиться здесь, в Штатах, механиком в автосервис. А что, мне бы только немного практики…

В холле отеля скандалил жилец из номера, куда я забрался – пытался доказать портье, что его кто-то ограбил. Тот же утверждал, что это решительно невозможно, и предлагал поискать часы получше – наверняка они куда-то завалились. «Дверь же не сломана, - приводил он железный аргумент. – Ключ есть только у персонала». «Значит, кто-то из персонала и украл мои часы!» - возмущался постоялец. Я поспешно прошел мимо, размышляя – когда они догадаются, что кто-то мог забраться через балкон. И если догадаются, придут ли ко мне с полицией?..

И потом Ким… Нельзя быть до конца уверенным в том, что она не приведет ко мне копов. Девушка себе на уме, с большой придурью, сначала ей нравится русская мафия, потом не нравится… ее не поймешь…



В тот же день я перебрался в другой отель, подешевле. Я просуществовал в номере этого отеля, выбираясь только за покупками в ближайший магазин и в кафе, еще полторы недели – и заявился в условленный срок к адвокату. Он встал, прикрыл за мной дверь – за дверью сидела его помощница, и сказал:

- Вы можете быть спокойны, молодой человек. Вы не в розыске…

Лицо у меня порядком вытянулось. И он спросил, все ли у меня в порядке. А затем:

- Это хорошая новость?

- Да! – пришел я в себя. – Конечно, конечно, хорошая. Вы сделали доброе дело. Огромное вам спасибо.

- Рад, что смог помочь соотечественнику. Возьмите, – Равикович протянул мне несколько визиток, - раздайте своим знакомым. Я знаю, таким людям обычно нужна помощь хорошего адвоката.

- Каким это – таким?!

- Никаким, - спохватился он. – Я хотел сказать, людям всегда нужна помощь хорошего адвоката.

- Послушайте, Равикович, - я взял его за лацкан пиджака, - а вы уверены, что все так, как вы говорите? Как я могу удостовериться, что это не липа? Может, вы ничего не делали, а теперь просто парите мне мозги…

- Фи, - сказал он. – Это не в моих правилах. Ну, что вы меня, в самом деле, держите за какого-то дешевого фраера?

- Ну хорошо, - я немного успокоился. Но на всякий случай еще раз переспросил: - Значит, полицию я не интересую?

- Абсолютно. Перед законом вы чисты, как божий агнец.

- Ну, спасибо.

Я распрощался с адвокатом и божьим агнцем выпорхнул на улицу. Было над чем поразмыслить… Но как, как, черт возьми, могло так получиться, что меня никто не ищет?! Одно из двух. Либо сразу кого-то нашли и обвинили во всех грехах. Например, лендлорда. Либо решили не искать, списав все на разборки русской и ирландской мафии. Мол, пусть и дальше шмаляют друг дружку. Нам до этого и дела нет. Для Дикого Запада – вполне логичная версия. Для современной Америки – ну, никак не вяжется с действительностью. А может, Закидон подмазал кого надо? Что тоже странно. Стал бы он за меня впрягаться...



Но раз я чист перед законом, как агнец божий, значит – пора бросать это дело – нарушать закон. Рано или поздно для меня все может закончиться очень печально. А если я сейчас устроюсь на работу в автосервис или куда-нибудь еще, начну вести жизнь простого русского эмигранта под именем Владимир Глотов – то есть все шансы, что я больше не попаду в оборот. По этим документам можно дожить до старости. Вот только Закидон… Даст ли Юра мне такую возможность? Или объявится, когда его не ждешь… Снова замаячили сумки с частями тел… И пришлось пить успокоительную таблетку. Частое сердцебиение само по себе вгоняло меня в панику.

В общем, я снова взял машину напрокат - и укатил из Мемфиса обратно в Нью-Йорк. С твердым намерением – встретить свой страх лицом к лицу. Уж если мне суждено умереть – по крайней мере, умру, как мужчина, решил я. Не хотелось всю жизнь ходить, оглядываясь. Было и еще одно ощущение, в котором я сам боялся себе признаться – встреча с Закидоном щекотала воспаленные нервы, и это чувство опасности мне очень нравилось, как всем адреналиновым наркоманам. Только оно плохо сочеталось с моим расстройством нервной системы. И поэтому на меня время от времени накатывала удушающая дурнота – и настроение тут же менялось на резко отрицательное, и настрой становился остро пессимистичным, и хотелось повернуть с дороги – и гнать в обратную сторону. Я осознавал, что мои мозги не совсем в порядке. Но к безумцам себя не причислял. Хотя порой напоминал его, в приступах внезапных возбуждений, когда возникала жажда бегать и прыгать от радости, и отрешенных медлительных размышлений о своей непростой жизни и судьбе. В такие моменты я клевал носом – и почти засыпал на ходу… И едва не въехал в дорожное ограждение, потому что монотонность дороги застала меня врасплох.

Я остановился, и долго пытался отдышаться, наглотался таблеток, откинул сиденье и так провел несколько часов, лишь бы прийти в себя – и не умереть на дороге в Нью-Йорк. А мне опять начало казаться, что я умираю.

В общем, меня колбасило и плющило. И давил груз грехов. И тяготила невозможность резко добраться до места, перенестись в Большое Яблоко – и наконец встретить свой страх… Я был очень нетерпелив...

В город я въехал поздно ночью. И, припарковав машину у ресторана Дмитро Козака, заснул мертвецким сном – к тому моменту я так переел успокоительного, что меня просто вырубило мгновенно, стоило на секунду облокотиться на руль… Проснулся я, лежа на боку, в неудобной позе. Тело затекло. Распрямился, чувствуя, как больно спине и ребрам. Уже был полдень. И осеннее солнце светило ярко, резало глаза. И вокруг сновала толпа. Я ощутил себя на островке посреди океана хищных рыб. И всё казалось – они пялятся на меня. Хотя люди спешили по своим делам, не обращая на сидящего в машине человека никакого внимания.



Я проверил патроны в барабане, захлопнул его со щелчком, сунул револьвер в карман куртки, и с большой неохотой шагнул в «океан». Ничего не случилось. Прикрывая глаза от солнца, я пересек тротуар и спустился в ресторан. Он был пуст. Официант скучал, сидя на одном из стульев.

- Дмитро на месте? – спросил я.

Он кивнул.

Я прошел, постучал в дверь кабинета. Козак распахнул дверь и, как мне показалось, остолбенел, увидев меня.

- Ты?! – выдавил он.

- Ну да, я из Мемфиса. Только приехал.

- А ну заходи… - Он затащил меня в кабинет. – Знаешь, что случилось?!

- Что?

- Юру Закидона убили. Прямо у него дома. Мне сообщили только вчера вечером.

- Ничего себе, - проговорил я.

- Я сразу подумал о тебе…

- Обо мне? Почему обо мне?

- Вы в последнее время не ладили, - вкрадчиво проговорил Козак.

Он думает – это я его шлепнул, - догадался я.

- Да ты что?! – сказал я. – Я тут совершенно ни при делах.

- Я – могила, - Козак сделал жест, как будто зашивает рот. – Но ты – молодец.

- Молодец?

- Еще бы. В последнее время Юра вел себя отвратительно. Ты же видел, как он ко мне относился… Ни в грош не ставил! А я для нег так старался. Ты представляешь, они, то есть его люди, почти каждый день заходили сюда обедать и ужинать. И совсем перестали платить. А он, когда я сказал об этом, похлопал меня, меня, по щеке и сказал, что главное – безопасность. Ты понимаешь, то есть он мне угрожал уже…

- Я понимаю, - сказал я. – У меня вопрос.

- Я внимательно слушаю.

- Ты не возьмешь меня обратно, на работу?

- Посуду мыть?! – поразился Козак.

- Ну да. Я согласен на те же деньги, что и раньше. Сейчас просто дела идут неважно. Я немного приболел. Мне нужна спокойная работа.

- Ты издеваешься надо мной?! – Козак весь покраснел от праведного гнева. – Я с тобой откровенно, как с человеком. А ты – издеваешься.

- Да нет же…

- Знаешь что, я попрошу тебя уйти. Прямо сейчас. Уходи! И не появляйся здесь больше!

- Да ты меня неправильно понял…

- Я не хочу ничего больше понимать, - Козак принялся выталкивать меня из своего кабинета. – Все, убирайся. Вы все замучили меня, так что просто слов нет. Почему я должен это терпеть? Ради чего?..

Мне ничего не оставалось, только уйти.

Вот ведь, размышлял я лихорадочно, опять упав в свой тихий островок посреди океана хищных рыб. Ехал, чтобы встретить свой страх. А страха не оказалось. Это поистине удивительная страна. Я опять свободен. Гуляй, как ветер. Делай, что хочешь… А почему бы и нет…

Я и сам не заметил, что привез себя в Южный Бронкс. На этот раз в местный полицейский участок я пришел без цветов. Мой английский все время совершенствовался, и на сей раз я вполне внятно смог объяснить дежурному, что мне нужна Кейт. «Кейт, которая здесь работает». К моему удивлению, меня не послали куда подальше, а вызвали Кейт.

Она, конечно, удивилась моему визиту.

- Привет, - сказала Кейт. – Что ты хотел?

«По крайней мере она меня узнала, это уже хорошо», - подумал я.

- Хотел пригласить тебя на свидание.

- О господи, - она засмеялась, - звучит немного неожиданно…

- Я все время об этом думал. И решил, что надо действовать. Ну, так как?.. Пойдешь со мной на свидание?

Кейт смотрела на меня, склонив голову. Но раздражения не было. Скорее – интерес.

- Ладно, - ответила она.

- Ладно? – обрадовался я. – Ну что, когда тебе удобно?

- Завтра у меня выходной.

- Отлично. Я буду ждать тебя здесь…

- Нет, здесь не нужно. Запиши адрес.

Дежурный дал мне листок блокнота и ручку, и я быстро записал то, что продиктовала Кейт.

- Можешь прийти часиков в двенадцать. Я люблю на выходных поспать.

- Отлично, договорились…

И я поехал искать квартиру, куда не стыдно пригласить девушку. Она жила совсем не в Южном Бронксе, а ближе к Манхэттену, и я хотел снять квартирку где-нибудь поблизости от нее, чтобы не пришлось далеко ездить. Хотя, конечно, думал я, чаще всего она будет ночевать у меня… Самонадеянно. Но я почему-то с самого начала был уверен, что с Кейт у меня все получится.

Начало:
1. http://sociopat-dairy.livejournal.com/92805.html
2. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93324.html
3. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93812.html
4. http://sociopat-dairy.livejournal.com/94904.html
5. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95169.html
6. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95437.html
7. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95591.html
8. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95888.html
9. http://sociopat-dairy.livejournal.com/96199.html
10. http://sociopat-dairy.livejournal.com/96639.html
11. http://sociopat-dairy.livejournal.com/97380.html
12. http://sociopat-dairy.livejournal.com/97574.html
13. http://sociopat-dairy.livejournal.com/98072.html
14. http://sociopat-dairy.livejournal.com/98452.html
15. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99143.html
16. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99608.html
17. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99972.html
18. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100216.html
19. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100469.html
20. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100745.html
21. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100953.html
22. http://sociopat-dairy.livejournal.com/101241.html

Tags: Берега свободы, Степан Калита, Юра Закидон
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments