Маслодельня социопата (sociopat_dairy) wrote,
Маслодельня социопата
sociopat_dairy

Налёт

Я полагал своей специализацией вооруженные налеты, но пришлось импровизировать. Ким я оставил в кафе, а сам устремился в отель. Там из своего номера я через балкон, благо – был всего второй этаж, влез в соседний номер. Повезло – оказалось, что он заселен и постоялец куда-то вышел. На столике лежали его часы, их я тут же сунул в карман. Покопался в ящиках, но ничего не нашел. В шкафу висел деловой костюм. В нем оказалось немного мелочи – и смятая десятидолларовая бумажка. В общем, добыча была никудышней, а бумажник и ценные вещи жилец, похоже, забрал с собой. Тем же маршрутом я вернулся в свой номер. Затем спустился вниз и добежал до «кэш-конвертера», который находился неподалеку. Это, по сути, сеть американских ломбардов, куда можно сдать все что угодно – от наручных часов до новенькой тачки. За часы мне дали сорок долларов. Итого - полтинник. Негусто.

Вся операция заняла от силы полчаса. Когда я вернулся в кафе, Ким там не оказалось. Я растерянно огляделся. И увидел, что моя девочка стоит и болтает с каким-то высоким и крепким мужиком. Причем, теребит ему пуговицу на рубашке.

- Кимберли! – взревел я.

Она обернулась, улыбнулась как ни в чем не бывало, сделала мужику ручкой и пошла ко мне.

- Кто это такой?! – спросил я, гневно взирая на незнакомца, который провожал мою девочку плотоядным взглядом.

- Да просто человек, - ответила она. – I hope, ты не ревнуешь?

- Ревную, - честно сказал я.

- Ну, брось, - она прижалась ко мне всем телом и поцеловала, отчего я сразу оттаял. – Тебя так долго не было. Где ты был, кстати?

- Да так, решал кое-какие дела…

- Какой ты все-таки у меня загадочный, - Ким улыбнулась.

Интересно, подумал я, если бы я не появился, где бы она сейчас была? Наверное, уже отправилась куда-нибудь с тем мужиком. Ветреная девчонка. Но она мне нравилась. Так нравилось, до головокружения.



Мы прогулялись по улице, дошли до кинотеатра, и я предложил пойти в кино.

- У тебя же нет денег? – удивилась Ким.

- Знаешь, нашел немного, в кармане пиджака.

Мы сели в центр пустого зала. Показывали европейское кино, то ли датское, то ли шведское, с субтитрами. Американцы не большие любители фильмов на чужом языке. В общем, это был довольно специфический кинотеатр. И абсолютно пустой – к счастью. Мы с Ким были единственными зрителями. И целовались весь сеанс. Я ощущал себя подростком. И одновременно – похотливым старикашкой, который заполучил во временное пользование юную нимфу.

Попутно я размышлял – где бы что-нибудь еще украсть, чтобы сдать в «кэш-конвертер»? Машину, что ли, угнать?.. Но на слишком дорогую вещь они могут и документы потребовать, и пробить ее по базе... Вечером, решил я, пойду со своим дамским пистолетиком, оставшимся от Дави, – грабану какой-нибудь магазин. А свою девочку оставлю в номере. Пусть сидит и смотрит телевизор…

День пролетел незаметно. И вскоре я уже стоял на улице вечернего Мемфиса с пистолетом в кармане джинсовой куртки. Нет, носить его было, конечно, удобно. Но вот испугается ли кто-нибудь, увидев такую пукалку – неизвестно. Еще я прихватил с собой колготки Ким – я собирался натянуть их на голову, когда буду грабить магазин. Чтобы не засветить лицо. Видеокамеры, повсюду видеокамеры. Как хорошо было раньше преступникам, как им славно жилось – во времена, которые я не застал.

Я быстро пошел по улицам, старясь уйти как можно дальше от отеля. При этом надо было держаться больших дорог, потому что в жилой части города магазины практически не встречаются.

Все они, как назло, были сгруппированы вместе. Если грабить одного – привлечешь всеобщее внимание. К тому же, на больших улицах было все еще полно прохожих. Но ночь была все ближе. Город пустел…

Я свернул налево, и снова налево, и вскоре вышел к крупной многоуровневой дорожной развязке. А в самом ее низу, в закутке, находилась одинокая бензоколонка Mobil. Она была настолько захудалой и заброшенной, что даже слабо освещена. Но при ней все равно имелся небольшой магазинчик. «Неужели ее никто никогда не грабил?! – подумал я. – Она как будто специально здесь построена, чтобы ее можно было ограбить». Но даже если так, сигнализация там имеется. И вездесущие видеокамеры тоже.

Я уже стал натягивать на голову колготки, когда на заправку внезапно въехала, полыхая фарами, машина. Из-за руля вылезла дама и, стуча каблучками, скрылась в здании заправки. Я спрятал колготки в карман, затаился в тени. Адреналин шумел в ушах, и на всякий случай я принял успокаивающую таблетку. Но помогла она слабо. Все равно кровь так и кипела. И должен признаться, мне нравилось это ощущение.

Дама провела на заправке совсем немного времени и вскоре уехала. Тогда я все-же натянул колготки на голову и решительным шагом направился к намеченному объекту. Резко распахнул дверь, и направил пистолет на стоявшего возле кассы сотрудника Mobil – в зеленой форменной куртке. На вид ему было лет двадцать, не больше.

- Гив ми ол ё моней, фаст! – заорал я.

Паренек спал с лица, побледнел и, открыв кассу, - она распахнулась, жалобно звякнув, - принялся выгребать наличку. Там много, отметил я с удовлетворением, значит, не успели убрать дневную выручку в сейф. Значит, вся она достанется мне!

- Давай пакет, - выкрикнул я, - укладывай все в пакет!

Он подчинился. Но действовал все равно слишком медленно. Мне казалось, этот гад нарочно тянет время. И тут я услышал шорох. Обернулся. Дверь на заправку была открыта. На пороге стоял мужик в очках и смотрел на меня, не мигая.

Я даже не слышал, как подъехала машина. В такие моменты я действую на автомате – включается мощный инстинкт самосохранения. Я направился к нежданному гостю, сгреб его за воротник и втолкнул в магазин. Затем саданул мужика рукояткой пистолета в лоб. Он охнул и попятился, сжимая ушибленную голову.

- Он зе флор! – выкрикнул я. – Фаст! Он зе флор!

Он рухнул на пол, и остался лежать в нелепой позе, прикрывая голову руками.



Я обернулся к продавцу. И увидел, что он держит в руках двухстволку – ружье было направлено прямо мне в живот. У меня все оборвалось. Хватило нескольких секунд – упустить его из поля зрения - чтобы он достал оружие. Я не уверен, что парень собирался держать меня на прицеле и дожидаться полиции. Поэтому я прыгнул в сторону, одновременно спустив курок. Громыхнуло. Я успел увидеть, что попал. Он рухнул за стойку, увлекая за собой пакет.

Я вскочил, перепрыгнул через стойку и выхватил пакет у него из рук – он изрядно заляпал его кровью. Мужик на полу тем временем громко и отчетливо молился… И тут мне вдруг стало плохо. Повело. В глазах потемнело. И снова накатил страх смерти. Начинался нервный припадок. Только не здесь и не сейчас... Пожалуйста, не сейчас…

Я буквально вышиб дверь плечом, чувствуя, что меня тошнит от страха. И побежал что было сил прочь. Остановился на углу, перевести дыхание. Достал из кармана и сожрал сразу три таблетки. Когда они еще начнут действовать – неизвестно.

Потом возле забора частного дома высыпал деньги из окровавленного пакета – и рассовал их по карманам и за пазуху. Что-то осталось в нем, но мне уже было не до того, я побежал прочь, плутая в улицах, заметая следы…

Уже на свету, в отеле, я заметил, что джинсовая куртка вымазана в крови. Но было уже все равно. Я быстро поднялся по лестнице на второй этаж, открыл номер и вошел. Ким обернулась. Она сидела в кресле и читала книгу.

- Деньги, - сказал я, - я достал деньги. – И принялся выгребать их из-за пазухи и из карманов и швырять на кровать мятые зеленые бумажки. Их было много. Причем, и полтинников, и сотенных. Но больше всего двадцаток.

- Откуда это все? – испуганно спросила Ким. – Ты… ты их украл?..

- Ну да, - ответил я. – Ты правильно думала обо мне. Я русский бандит. Гангстер. Понимаешь? – И широко улыбнулся. Дурак, я думал ей это понравится. Ведь девушки любят плохих парней. Я вырос с этим осознанием.

- Я не хочу… - она попятилась. – Я не хочу ничего об этом знать… - И вдруг кинулась к своей сумочке, стала собирать вещи, засовывать в нее косметику, разбросанные по комнате шмотки.

- Ты что, Ким? – спросил я сдавленно.

Она была испуганна.

- Не подходи ко мне, - сказала она. – Просто не подходи. Иначе я закричу. Я ухожу. Клянусь, я никому ничего не скажу.

- Но я не могу, не могу тебя отпустить…

- Можешь, конечно, можешь, - в голосе послышалась мольба. – Я клянусь, что никому ничего не скажу…

В глазах у нее стояли слезы, и я сдался. Сел на кровать.

- Ну, хорошо, - сказал я, - ю маст гоу, Ким. Я не могу тебя удерживать силой.

- Спасибо, - сказала она. И буквально через минуту ее не стало. Тихо закрылась дверь номера. И ветер унес ее от меня навсегда.

Я ошибся в ней. И ошибся в себе. Для окружающих я стал страшен. Я подошел к зеркалу. Вгляделся в свое и чужое лицо. Успокоительные уже начали действовать. И я ощущал, как мой разум покачивается в теплых убаюкивающих волнах. В какой-то момент все пошло не так. И я стал не тем, кем планировал. Но я обязательно выкарабкаюсь. Добьюсь успеха в этой стране. У меня еще будет своя официальная саксесс-стори со счастливым концом. А Ким – просто приятный эпизод в хаосе жизни, пусть от ее пребывания рядом со мной у меня останется сладкое послевкусие. Я же с самого начала знал, что она ненадолго возле моей пристани.

Я откинул барабан револьвера. Два патрона. Надо потратить их с толком. Подумалось, что на то, чтобы застрелиться, если меня будут брать копы, хватит и одного. Но стреляться я, пожалуй, не буду. Если надо, сяду в местную тюрягу. Я – русский мужик. Мне американская тюрьма покажется курортом…

Интересно, тот парень с бензоколонки жив? Отчаянный малый. Если бы я не выстрелил, он бы точно спустил курок, и сейчас я валялся бы с простреленным брюхом на каталке в местном морге. По-моему, я его только ранил. Во всяком случае, когда я вырывал у него из рук пакет, он был еще жив. Непонятно даже, куда ему угодила пуля… Я решил не думать о нем – это воспоминание плохо сказывается на нервной системе, а она у меня не в лучшей форме.

Подсчитав деньги – почти три с половиной тысячи долларов – я принял вечернюю таблетку, дождался, пока она начнет действовать, растянулся на кровати и заснул. Весь номер пропах рекой Миссисипи, и снились мне ее тяжелые мутные воды. И Ким, которая в них тонула и звала меня на помощь. Но я сидел на скамейке и спокойно наблюдал, как моя девочка барахтается, а затем исчезает в кругах на воде. Только пузырьки поднимаются со дна… Утонула, ну и черт с ней…

Начало:
1. http://sociopat-dairy.livejournal.com/92805.html
2. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93324.html
3. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93812.html
4. http://sociopat-dairy.livejournal.com/94904.html
5. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95169.html
6. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95437.html
7. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95591.html
8. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95888.html
9. http://sociopat-dairy.livejournal.com/96199.html
10. http://sociopat-dairy.livejournal.com/96639.html
11. http://sociopat-dairy.livejournal.com/97380.html
12. http://sociopat-dairy.livejournal.com/97574.html
13. http://sociopat-dairy.livejournal.com/98072.html
14. http://sociopat-dairy.livejournal.com/98452.html
15. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99143.html
16. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99608.html
17. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99972.html
18. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100216.html
19. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100469.html
20. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100745.html
21. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100953.html

Tags: Берега свободы, Мемфис, Степан Калита
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments