Маслодельня социопата (sociopat_dairy) wrote,
Маслодельня социопата
sociopat_dairy

Categories:

Ким

В Мемфисе можно было проваляться на кровати в номере перед телевизором две недели, - ровно на такой срок у меня хватило денег, - а можно было заняться чем-нибудь интересным. Я решил ограбить какого-нибудь мелкого наркоторговца, чтобы разжиться деньгами. Обычно они выползали в сумерках. Мемфис – не Нью-Йорк, здесь нет такого явного социального расслоения по дистриктам – когда в одном живет элита, а в другом – нищие эмигранты на вэлфере и прочая мелкая шушера, не желающая работать.

В центре города, даунтауне, как его здесь называли, ловить было нечего. Поэтому на речном трамвае по Миссисипи я поехал в мидтаун. Но какой-то он тоже был весь цивилизованный. И вроде бы, полно афроамериканцев, даже больше, чем в Нью-Йорке, но все на редкость приличные. После того, как я увидел в местном кафе негра в желтой бабочке, шляпе и с торчащим из кармана пиджака желтым шелковым платочком – ну просто английский эстет, я понял, что ни за что не найду в этом городе наркоторговцев. А грабить простых граждан Мемфиса или туристов очень не хотелось. Все-таки - это очень разные вещи. Куда приятнее чувствовать себя робин-гудом, а не просто налетчиком с большой дороги.



Я уселся на скамейку на берегу реки и, тоскливо размышляя о тяготах жизни иммигранта, глядел на реку. На душе было тревожно. Тревога вообще не покидала меня все последнее время – с тех пор, как я полностью бросил пить и перешел на лечение таблетками. Наверное, думал я, они не очень помогают. Но я же мужик, должен справиться…

Рядом со мной на скамейку села девушка лет шестнадцати с бутылкой в бумажном пакете. Они хитро поглядела на меня. А я долго не мог оторвать взгляд от ее голых ног в шортах, загорелых коленок… Уставился на то, как она болтает в воздухе ступней с красным шлепанцем, как завороженный. Затем перевел взгляд на ее лицо, и пришел к выводу, что девица прелестна. И кого-то сильно осчастливит в ближайшем будущем. А может, наоборот, испортит парню жизнь, разбив ему сердце. От таких блондиночек с голыми коленками только и жди какой-нибудь подлянки. Они умеют предавать запросто. Просто переходя от мужчины к мужчине, как трофей победителя.

- Вы турист? – спросила она.

Я поначалу даже не понял, что прелестное создание обращается ко мне. Обернулся, но никого за собой не увидел. Это белокурую девчушку порядком насмешило. Она повторила, широко улыбаясь:

- Аre you tourist?

- Да, - ответил я. – Турист фром Рашша.

- А я из дома ушла, - просто сказала она, - решила начать самостоятельную жизнь.

- Родители достали? – спросил я.

- Yep. Они … – она употребила слово, которого я не знал.

- А что ты пьешь? – спросил я, ощутив жажду, свойственную только алкоголикам в завязке.

- Хотите? Это фруктовое пиво. – Она протянула мне бутылку.

- Нет, - решительно отказался я. - Я вообще не пью.

- Понятно. А я, кстати, давно за вами наблюдаю.

- Да? – удивился я.

- Да. Вы интересный.

- Я?

- Вы…

По-английски никогда не поймешь на «вы» ты с собеседником или уже перешли на «ты». Я счел, что она общается со мной все же на «ты», как с ровесником. Хотя разница в возрасте у нас была существенная.

- А тебя родители не ищут? – спросил я.

- Неа, - ответила она. – Отец ушел от матери. А она пьет. И ей все равно, где я.

- Понятно. И чем же я такой интересный?

- Ты как будто все время ищешь - кого бы ограбить. - Она снова засмеялась.

Я засмеялся вместе с ней, лихорадочно думая, чем же это я себя так выдал. И если я так выгляжу – не пора ли мне, например, побриться, поменять прическу, в общем – что-то сделать с имиджем. Девушки, впрочем, любят плохих парней.

- Я пошутила, - сказала она, - но ты правда на бандита похож. Знаешь, этих русских мафиозо, как их показывают в кино. Ты не из русской мафии, нет? – Она снова засмеялась.

Я опять ее поддержал. Но смех у меня, подозреваю, был довольно нервный.

- Ты что? - сказал я. - Я этот… как его… программист. Работаю с компьютерами.

- О! – сказала она. – Классная тема.

- Классная, да. Но меня уволили. Вот сижу, думаю, куда бы устроиться?

- Устройся в Эппл. Хорошая компания. У меня дома был Макинтош. Знаешь, это единственная вещь, которой мне будет не хватать.



- Я подумаю, - сказал я.

- Надо же, ты так не похож на программиста.

- Да?

- Да, у меня есть знакомый парень-программист. Он весь такой прыщавый, тощий… В общем, противный. А ты совсем другой. Ты больше похож на спортсмена. Наверное, занимаешься спортом?

- Некогда, - честно ответил я, - вот устроюсь в Эппл, сразу начну посещать фитнес.

- Так ты за здоровый образ жизни? – спросила она, и отхлебнула пиво из бутылки.

- Ну да, - ответил я. – Много бегаю. Не каждый день. Но приходится. Да.

- А я презираю тех, кто за здоровый образ жизни, - заметила она, - мне кажется, это самые скучные люди на свете. Жить надо в кайф, и умереть молодым и красивым. Скажи, ты бы хотел умереть молодым?

- Нет, - с сожалением признался я, - очень хочется дожить до старости. Внуков увидеть.

- Фу, какой ты зануда.

Занудой мне быть не нравилось, поэтому я ляпнул:

- Но, знаешь, меня все время пытаются убить.

- Кто?! – Она выпучила глаза.

- Самые разные люди. В России одни. Здесь другие. И главное, все происходит совершенно случайно. Я это не планирую.

- Расскажешь?! – В ее лице отражался неподдельный интерес.

- Ну, знаешь, мы еще недостаточно знакомы, чтобы я рассказывал тебе все.

- Меня зовут Кимберли, - она протянула руку.

Я осторожно взял ее крошечную ладошку в свою медвежью лапу, аккуратно пожал.

- Степан.

- Как?

- Зови - Степ, - разрешил я. – Так будет проще.

- Ок, Степ, - она засмеялась. – Отличное имя. Оно русское?

- Оф корс, - я замялся. – И что ты планируешь делать со своей свободной взрослой жизнью?..

Она скривилась.

- Ты как мой отец… Буду делать все, что захочу. Захочу тебя поцеловать, например, и поцелую. Прямо сейчас.

- Что? – опешил я.

Тут она встала, подошла, и уселась ко мне на колени. Причем, ноги при этом развела в стороны. Затем, запустила ладонь мне в волосы и припала к моим губам жарким и влажным поцелуем.

«Вот черт, - пронеслось в голове, - сколько ей на самом деле лет?»

Я воровато огляделся – никто не видит? Осторожно ссадил ее с колен.

- Слушай, Кимберли, - сказал я. – Ты, конечно, очень привлекательная девушка. Но у меня полно проблем.

- Это я уже поняла, - ответила она с улыбкой. – Потому что ты все время врешь. Сначала сказал, что ты турист из России, потом, что программист, потерявший работу, а еще – что тебя хотят убить. Ты так пытаешься произвести впечатление на девушку? Можешь не стараться, Степ, ты и так его уже произвел. И кстати, меня никто не зовет Кимберли. Просто Ким, ок?

С этой девушкой я ощущал себя так, словно это я ее младше. Удивительное создание. И такое привлекательное. Но надо держать себя в руках. Мне только статьи за совращение малолетних не хватало. Эти нимфетки только выглядят взрослыми. А на самом деле, совсем еще дети. Прошли те времена, когда возраст согласия в Штатах составлял десять лет. А так и было в конце девятнадцатого века.

- Не бойся, - она словно читала мои мысли, - мне уже есть шестнадцать. И я не девственница.

Я закашлялся.

- Ким, - сказал я. – Ты осознаешь, что мы только что познакомились? И я взрослый мужчина, гораздо старше тебя?

- Конечно, мне всегда нравились мужчины постарше…

Ну и все. Я наплевал на условности. И потащил девчонку в отель. Портье глянул на нас с удивлением, но мне было все равно…

Я без устали «любил» ее снова и снова, делая перерывы, чтобы восстановить силы. И она демонстрировала большой энтузиазм. За все время пребывания в чертовой Америке я впервые так оторвался, от души.

Секс – все-таки очень важная часть животной человеческой натуры. Когда я кончил в третий раз, то почувствовал, что тревога улетучилась, словно ее и не было. Я даже подумал, что смогу обходиться без таблеток – эта девочка действует на меня куда лучше любых лекарств, она - мое универсальное средство от всех болячек и страхов. Никогда еще мне не было так спокойно.

А волосы Ким почему-то пахли Миссисипи, как будто это река породила ее и прислала ко мне – в красных шлепанцах и с бутылкой фруктового пива в руке.



Уже наступила глубокая ночь, и она заснула, а я все лежал с открытыми глазами и думал – что мне делать с ней. Она никак не вписывается в мою сумасшедшую жизнь. Но отпустить ее я просто не в силах. Она – как живая вода, влилась в мою омертвелую душу и плоть. Во мне разгорался инстинкт собственника. Но при этом я осознавал, что удержать ее не смогу. Ведь она такая свободная. Подует легкий ветерок – и она унесется вместе с ним дальше. Ее привлекает вольная жизнь. А я берег, к которому она пристала на время. Хорошо быть красивой девушкой. Можно приставать к надежным причалам, и решать – стоит здесь оставаться, или плыть дальше – к еще более надежной пристани. Вот завтра, думал я, приду я к Равиковичу, а он скажет: «Да, парень, ты в розыске по всей территории Соединенных Штатов». И рано или поздно они загонят меня в ловушку, и посадят в тюрьму. А девочка, которая сладко спит рядом со мной, поймет, что ее предположения о том, что я бандит, оказались верными. А еще какая из меня надежная пристань – если я даже не знаю, на что купить еды?..

И утром она, конечно, захотела есть.

- Степ, - заныла Ким, - я проголодалась. Пойдем – позавтракаем куда-нибудь…

Что было делать? Идти в кафе – и убегать, не заплатив по счету?.. Довольно глупо. Я честно сказал:

- Ким, я предупреждал, что у меня проблемы. Денег нет.

- Как это - нет? – она надула губки.

- Совсем нет. Я отдал все свои деньги адвокату. Но сегодня я достану денег.

- Пока ты достанешь денег, я с голоду умру, - она прошла к своей сумочке, покопалась в ней и дала мне сто долларов. – Вот. Пойдем завтракать. Умираю – хочу есть.

Я вынужден был взять деньги. И отправиться с ней на завтрак…

- Почему ты ничего не ешь? – накинулась она на меня, когда я сказал официанту, что мне ничего не надо. – Закажи себе что-нибудь.

- У нас в России так не принято, - проворчал я, - я сам могу о себе позаботиться.

- Какой же ты дурак, - возмутилась она. – Не хочу смотреть, как ты умираешь с голоду. Я сама закажу тебе что-нибудь…

И она позвала официанта. И заказала мне ворк-бургер, здоровенный бургер с куском мяса, луком, зеленью и яичницей. Я впился в него с жадностью.

- В конце концов, - с улыбкой сказала Ким, - ты неплохо поработал сегодня надо мной.

- И под тобой тоже, - сказал я, активно работая челюстями…

- И на боку, - она засмеялась…

Я дал себе зарок сегодня же раздобыть деньги. Все, что угодно, лишь бы не жить за счет этой прелестной, умной и щедрой девочки.

Начало:
1. http://sociopat-dairy.livejournal.com/92805.html
2. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93324.html
3. http://sociopat-dairy.livejournal.com/93812.html
4. http://sociopat-dairy.livejournal.com/94904.html
5. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95169.html
6. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95437.html
7. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95591.html
8. http://sociopat-dairy.livejournal.com/95888.html
9. http://sociopat-dairy.livejournal.com/96199.html
10. http://sociopat-dairy.livejournal.com/96639.html
11. http://sociopat-dairy.livejournal.com/97380.html
12. http://sociopat-dairy.livejournal.com/97574.html
13. http://sociopat-dairy.livejournal.com/98072.html
14. http://sociopat-dairy.livejournal.com/98452.html
15. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99143.html
16. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99608.html
17. http://sociopat-dairy.livejournal.com/99972.html
18. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100216.html
19. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100469.html
20. http://sociopat-dairy.livejournal.com/100745.html

Tags: Берега свободы, Степан Калита
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 23 comments